Народный лекарь

сайт народной и нетрадиционной медицины азиатского лекаря Эргашака

No result...

Потерянное средство лечение рака

 Анатолий Трофимович и Белла Яковлевна Качугины во второй половине прошлого века изобрели и испытывали на раковых больных противораковый препарат семикарбазид кадмий. Они этим препаратом лечили сотни больных, от которых отказывался помочь современная медицина и их отправили врачи домой ждать свои последние дни, выписывая им обезболивающие лекарства. Но как всегда современная медицина не хотела воспринимать всерьез альтернативные изобретения, включая их к группам очередных шарлатанству, а лечебный эффект семикарбазид кадмия также был объявлен вредным не обоснованно, на основе пустословными и сфабрикованными фактами.

 Везде встречается один и тот же сценарий. Обычно народные или альтернативные средства лечения апробируют сначала на неизлечимых больных. Даже если эти лекарства будут иметь кое-какие успехи после применения, эти качества не вычитываются, в основном цепляются на побочные или отрицательные действия препарата и принимают по ним заключения. Спрашивается, подтвержденные медициной химиопрепараты убивают, сколько процент людей и помогают они скольким, обычно кого интересует? Кому-то выгодно от них иметь большой доход.
 Когда гомеопат Ванье утверждал, что все болезни имеют туберкулезную основу и на практике он доказал, излечив многих людей противотуберкулезными препаратами подтверждал, свою правоту на деле. Жена Анатолия Трофимовича Белла Яковлевна была искусным практикующим фтизиатром. Она в своей лечебной практике заметила, если у человека сочетался рак с туберкулезом, когда она их лечила тубазидом, они от рака не умирали и начали жить. А сам Анатолий Трофимович обладал блестящим опытом врача-хирурга и ученого химика. Кроме этого он защитил сотни патентов как ведущий рационализатор медицинской, химической и военной технологии как ученый физик. Он интересовался по разным отраслям нескольких наук, начиная эзотерики до мироздания, и проблемами оздоровления человека, в частности лечением рака.
Он чаще задумался над следующей проблемой возникновения рака:
- воздействие ионизирующей радиации, значит лечить раковых больных радиолучами небезопасно!
- воздействие химических канцерогенов, значит подвергать больных воздействиям сильнодействующих химиопрепаратов нецелесообразно!
- если рак имеет вирусную природу, пока не найдено действенные противовирусные препараты, нужно пока воздержаться использовать против вирусов каких-либо воздействия, точно не зная последствия!
Другие гипотезы отдельных людей не имеют под собой крепкую почву:
- например, идея химика Свищевой, что раковые опухоли вызываются трихомонадами. Ни один больной от противопаразитарного лечения не выздоровел, сколько бы не старались Свищева и Елисеева своими выдуманными манипуляциями.
- по версию Шевченко, рак начинается от гормонального нарушения. Конечно, спирт в смеси растительным маслом в некоторой степени укрепляют иммунитет, но спирт и растительное масло явный противораковый эффект не имеют.
- рак появляется вследствие поломки генетического кода генома. Над этим должны работать еще многие годы генетики. Пока они оказать явную помощь раковым больным еще не готовы.
- Нужно отыскать средства облегчающих участи раковых больных на сегодняшний день без вреда здоровым клеткам.
Анатолий Трофимович по своим физическим термоядерным теориям, а Белла Яковлевна во время лечения туберкулезных больных столкнулись, что основа противотуберкулезных препаратов семикарбазид кадмий остановить рост раковых клеток и ускоряет лечение больных, не повреждая здоровых тканей. Этого процесса увидели не в одних больных, и начинали требовать от правительства подтверждение их деятельности и массовое использование семикарбазид кадмия при лечении раковых больных. Вот несколько пример, излечение от слов больных семикарбазид кадмием.
В. И. М, из Москвы, 76 лет, страдала раком правого легкого с метастазами в пояснично-крестовую область позвоночника. Задыхалась, испытывала постоянные одышки и боли, была прикована к постели. Она сама не знала свой диагноз. У Белла Яковлевна лечилась как туберкулезной больной. После длительного лечения семикарбазид кадмием еще 10 лет прожила, свидетельствуют ее сыновья.
А.С.С., москвич, с 1958 г.р. говорит: «Заболел два года тому назад затяжной ОРЗ, лечили то тонзиллит, то грибки, даже сифилис без толку. Наконец через полгода по биопсию сначала заподозрили, затем выяснили неоперабельной формы рака легкого. Сказали уже поздно, ничего не сможем делать. По счастливому случаю, попал Качугиным. Белла Яковлевна спасла мою жизнь»
Анна Семеновна Пашковская, из Подмосковья, Волоколамском онкодиспансере поставили рак молочной железы, после выздоровления в XXIV съезд написала открытое письмо в знак благодарности Качугиным, и просила от руководителей Компартии внедрять метод лечения Качугины и снять с них клейма шарлатанства. Спустя месяц ответил ей из института Всесоюзной онкологии профессор Блохин. Он ответил, что он уверен, препарат Блохина не имеет лечебных свойств, его ленинградцы проверяли, может у нее не был рака, а если был скоро опять появиться. Через десять лет опять Пашковская писала Блохину, что она жива и здорова, и никакого рецидива рака не было.
 В книге «Рак излечим» А. Киреев привел десятки примеров излеченных больных Качугиным, посредством семикарбазид кадмием из разных угольков постсоветского пространства. Хотя многие врачи и партийные руководители формально не признавали лечения Качугиных, но на деле тайно сами лечились или направляли к ним своих больных.
 Например, Ф. Т. П., один из видных партийных руководителей. В1969 г он лечился у уролога по поводу острого простатита. Через полгода опять лечился в 4-управлении Минздрава диагнозом абцедирующего простатита. Через три месяца, опят его положили туда с острым пиелонефритом отказом правой почки. Во время операции обнаружили у него опухоль в мочевом пузыре с метастазами в малый таз. На лучевом отделении ЦКБ облучили его без особой пользы. В 1971 году вызвали к нему, чтобы консультировать полуживого больного, Беллу Яковлевна. Личный врач Ф. Т. П. на своем отчете пишет: «16 март 1971 г. Довожу до Вашего сведения, что у больного… за полтора месяца лечения по методу А. Т. Качугина наступили следующие изменения. Опухоль в нижней части живота, которая занимала полость малого таза и всю правую подвздошную область, значительно рассосалась и уменьшилась в размерах. Передняя стенка живота стала мягкой, безболезненной. Отек правой ноги уменьшился, хотя еще держится… Анализ мочи нормальный. Общее самочувствие вполне удовлетворительное. Сон и аппетит - хороший. Цвет лица стал нормальным. Больного иногда беспокоят боли под левой лопаткой и рвота после еды… Больной много ходит. Объективно и субъективно налицо значительное улучшение».
 «4 июля 1972 г. Препараты переносит хорошо. За время лечения наступило заметное улучшение. Рассосалась опухоль в малом тазу, предстательная железа в нормальном состоянии. Общее состояние удовлетворительное. Метастазы не прогрессируют, наоборот наблюдаются их обратное развитие. Боли в грудном отделе позвоночника не постоянные и умеренные». Но к делу вмещался онколог из 4-го управления, который вынудил Ф. Т. П. отказаться от дальнейшего лечения, ссылаясь на осведомленности верхушки. Но через месяц в своем отчете его лечащий врач пишет: «Состояние больного безнадежное, после прекращения лечения по методу Качугина и с началом химиотерапии». Вскоре Ф. Т. П. умерь.
 Таким образом, онколог из верхушки Блохин одержал победу, над Калугиным, приписывая свои грехи к ним. В 1971 году Анатолий Трофимович в 76 летнем возрасте умерь. Он бы еще долго жил, если Минздрав его морально не убил со своими зло действенными нападками. Но Блохина тоже нет в живых. Но разница в том, люди, знающие Качугина, вспоминают его имени с добром, такого почета не скажешь о Блохине. Все его окружающие знали, как правду ненавистного, человека.
 Анатолий еще увлекался рисованием. От него оставались более 200 художественные полотна состоящих из портретов и пейзажей. За его картину "Плачущая девушка" французская выставка удостоила наградой серебряной медалью. Он еще блестяще играл на рояле и сочинил свои наброски. Даже он нравился Абраму Хачатуряну, тот о таланте Качугин хорошо отозвался. По физике активно вел работу по структуре нейтронов и добился никому не известных успехов, которых после него выхватили зарубежные коллеги и пользовались ими. Беккерель, за открытие свечения нейтрона, получил Нобелевскую премию, а до него намного лет раньше открыл этот феномен на примере борной кислоты Анатолий Трофимович, на которого не сумел обратить должное внимание. Она оставалась в рабочем тетради исследований Качугина. А через два года после его смерти Джеймс Чедвик показал миру существование свечения нейтрона, на основе которого в тридцатых годах Качугин получил на изобретении сверхчувствительной эмульсии фотобумаги. Именно там, в эффекте этого эмульсия участвовал нейтрон и из-за нейтрона происходил высвечивания фотобумаги.
 Сегодня препаратами, изготовленными на основе семикарбазида, под названием гидразид изоникотиновой кислоты, по всему миру лечат легочного и внелегочного туберкулеза. Этот препарат в нашей стране называется тубазид, при создании которого участвовал лично сам Качугин.
 Судьба Беллу и Анатолия свела в середине второй половины их жизни. В это время Белла была опытным фтизиатром. Как раз велись клинические испытания Тубазида в ее больнице, где она работала врачом.
 Незадолго до этого Качугин ознакомился с трудами Энрико Ферми, предложившего гасить термоядерную реакцию в реакторе погружением в атомный котел кадмиевых стержней – поскольку кадмий поглощает нейтроны.
 Качугин еще был знаком с идеей Вернадского, где говорилось, о повышенной радиоактивности раковых опухолей, и Вернадский доказал, что продолжительность жизни человека зависит от количества поглощенных им медленных нейтронов и других источников радиоактивности. Качугин подумал, нельзя ли загасить радиоактивность злокачественной опухоли кадмием? Тем более что вопрос о его чужеродности человеческим тканям отпадает: почках у каждого человека имеется кадмиевое депо. На каждые 100 г почечной ткани приходится 1 – 2 мг кадмия.
 Первый эксперимент Качугин как другие отважные ученые, как Луи Пастер и Эммануэль Ганеман, провел на себе. Он принял больших доз канцерогенов, и искусственно вызвал у себя рака желудка, и приступил к его лечению семикарбазидом кадмия. Почти год прошел в мучительных ожиданиях исхода, ожидая неминуемой смерти в случаях промаха.
 Когда окончательно убедился полного исчезновения экспериментального рака желудка у себя, тогда решился, объявит всему миру о своем победе. Но, не тут-то было. Разрешение клиническим испытаниям не дали. Пришлось работать Белла Яковлевне исподтишка. Самой отыскать желающих больных на испытания. Как я в начале я пояснил, врачи онкологи давали на клиническую испытанию вот-вот умирающих больных от их рук, чтобы легче было свалить вину им. Как хорошо, многие умирающие начали приобретать от лекарства Качугины вторую жизнь.
 Впервые об очередного воскрешения больного раком желудка III стадий, осведомился корреспондент «Ленинградской правды». И, напечатал в своем газете статью о семикарбазида кадмия. Сразу отреагировали из Ленинградского онкоинститута, и профессор Шанин написал опровержения на статью о том, что там, у больного никакого рака не было. Минздрав вслед этого прислал свою комиссию, чтобы проверит и наказать шарлатанов как следует, чтобы второй раз такой большой шум не подняли среди населений о легком способе излечения безнадежных раковых больных.
Сотрудники онкологического института имени Герцена начали проверку семикарбазида кадмия во главе академиком Блохина, ярого противника нетрадиционных и народных методов лечения. Но Блохину не удалось явно объяснить непригодности семикарбазида кадмия при лечении раковых больных. Факты излечения, приводимые врачами, в историях болезни больных не устраивали взгляды академика и его коллег. Но и, это больше всего не устраивал чиновников Минздрава.
 Во второй раз Минздрав прислал другой состав проверяющих бригад, во главе зам министром.
Они постановили: «Принять предложения Президиума АМН СССР о прекращения клинической проверки метода А.Т. Качугина.
1. Метод не имеет научного обоснования.
2. Препараты солянокислый семикарбазид и йодистый кадмий не дают ни специфического, ни симптоматического эффекта.
3. Предлагается прекратить применение запрещённых препаратов семикарбазида и кадмия, и каких бы то не было других препаратов А. Т. Качугина во всех лечебных учреждениях.
4. Установлено, что А. Т. Качугин и работавшие врачи этот метод лечения в частной практике, чем наносят ущерб здоровохранению. Подписал заместитель министра И. Г. Кочергин».
 Таким путем сводится на нет сотни полезные для народа изобретения. Иногда их чуют за кордоном и обогащаются совсем чужие люди. Скорее всего, миллионы рецепты народной медицины из-за отсутствия у лекарей денежных и материальных средств, пропадают без вести, а ученые зарабатывают себе денег копированием вредных для народа зарубежных химиопрепаратов под другим названием. На испытание военной техники, которые рассчитаны для уничтожения человечества, государственные чиновники всегда находят денег и средства, а для апробирования полезных лекарств, для сохранения здоровья народа отыщи сам. Так и пропадают мои целебные бальзамы от профилактики рака.


Нравится

Форма входа

Кто на сайте

Сейчас 428 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте