Народный лекарь

сайт народной и нетрадиционной медицины азиатского лекаря Эргашака

  • Чего нам ждать и на что надеяться

 Алексей Турчин и Михаил Батин

 Что мы можем знать о будущем? Может ли человечество его выбирать? Почему именно XXI век - время выбора между бессмертием и глобальной катастрофой? Что такое трансгуманизм? Станет ли искусственный интеллект править миром? На эти и другие вопросы ответят ведущие российские исследователи проблем будущего, соавторы недавно вышедшей книги «Футурология» Алексей Турчин и Михаил Батин в онлайн-интервью 25 декабря.

Свои вопросы можно задавать прямо сейчас.
Михаил Батин Создатель Фонда поддержки научных исследований «Наука за продление жизни», член Правления Геронтологического общества при РАН, автор книги «Лекарства от старости» и ряда статей о научных исследованиях в области изучения механизмов старения и разработки методов существенного продления жизни, а также популярного блога «Человечество».
Алексей Турчин Эксперт Российского трансгуманистического движения по глобальным рискам, автор книг «Структура глобальной катастрофы», «Война и еще 25 сценариев конца света», а также ряда статей и переводов по проблемам влияния новых технологий на выживаемость человеческой цивилизации.

 - Жизнь - одна из самых важных ценностей, которыми обладает человек. Но почему-то большинство людей не очень задумываются об этом. Как вы думаете, из-за чего это происходит?

- Мы знаем тысячу причин. Например, из-за приоритета краткосрочных задач над долгосрочными: поесть, поклеить обои, купить новый автомобиль - это задачи сегодняшнего дня, а сохранить жизнь - это задачи на когда-то потом. Люди в своем сознании дисконтируют ценность жизни, и жизнь через тридцать лет кажется человеку не очень важной.
Вера в загробную жизнь тоже умаляет ценность жизни. Люди не заботятся о радикальном продлении жизни, потому что наивно полагают, что после смерти их ждет счастье. Любое приукрашивание смерти - героизмом, религией - является потаканием, одобрением и в конечном счете причиной смерти.
Третья причина - консерватизм. Люди привыкли реализовывать ту ситуацию, которая была всегда и которая кажется им исторически правильной. То есть продолжать следовать традиции умирания в определенном возрасте. Само старение накладывает отпечаток на психику человека. Из-за старения люди деградируют, испытывают боль, страдают и не хотят жить. Люди поглощены принципом удовольствия, которое они получают прямо сейчас или получат в ближайшем будущем, и в силу этого они меньше ценят отдаленные перспективы.
Кроме того, люди соглашаются с неизбежностью смерти в качестве защитной реакции на страх ее наступления, то есть смиряются с ней.
Большинство детей хочет жить вечно, но потом отказываются от этой мечты, чтобы избежать фрустрации.
Есть ли шансы, что Россия снова будет лидировать в какой-либо отрасли знаний или техники (как с выходом в космос) - и если да, то в какой, на Ваш взгляд?
- Ситуация с Россией, как с раковым больным: шансы есть, но не очень большие. В текущей социально-политической ситуации это малореально. Понимаете, дело не в России, а тех людях, которые сейчас у власти. Те, кто имеет отношение к развитию науки в стране, уже неоднократно доказали свою недееспособность. Наступление религии в целом ставит на науке в России крест. Несмотря на то что деньги на науку появились, коррупция уничтожает любое благое начинание.
Шансы есть у отдельных русских студентов, аспирантов и ученых: чтобы заниматься наукой, они должны уехать в США. Да и в целом такая постановка вопроса несовременна.

Лидерство отдельных стран не важно - важен результат.
А что сделано для продвижения искусственного интеллекта уже сегодня?
Назовите, пожалуйста, три самых значимых научных достижения в области технологий продления жизни за последние годы.
- Во-первых, это работы Марии Бласко, которая с помощью вирусов, которые содержали участки ДНК, кодирующие белок теломеразы, продлила жизнь однолетним мышам на 20 процентов, а двухлетним - на 10 процентов. В связи с этими исследованиями открыто невероятно вдохновляющее направление по созданию «вирусов долголетия». Мы сможем различные гены, ассоциированные с высокой продолжительностью жизни, доставлять в организм человека.

Во-вторых, в Институте Бака было найдено вещество более эффективное, чем рапамицин, которое продлевает жизнь мышам. К этому же направлению мы можем отнести и работы Ричарда Миллера, в которых он доказал эффективность в области продления жизни таких препаратов, как нордигидрогваяретовая кислота, акарбоза и 17-а-эстрадиол.
В-третьих, очень перспективной кажется работа Майкла Шнайдера, который систематически измерял порядка 40 тысяч параметров состояния собственного организма. В результате он смог предотвратить развитие сахарного диабета. Такой подход станет основой персональной медицины в будущем.

Продолжительность жизни людей значительно выросла за последний век; насколько я знаю, примерно на треть. Но сейчас многие страны, где продолжительность жизни высока, сталкиваются с необходимостью поддержки пенсионеров, число которых постоянно растет. Не угрожает ли идея радикального продления жизни мировой экономике?
- Мировой экономике, наоборот, угрожает отсутствие идеи радикального продления жизни. Смысл этой идеи - максимально увеличить трудоспособный возраст, мы должны научиться делать человека моложе. Кроме того, исследования в этой области создадут новые рынки, новые технологии, которые и станут локомотивом экономики в двадцать первом веке.
Известно, что все новые технологии поначалу очень дорогие. Это понятно, ведь разработчикам нужно окупить расходы, которые они понесли при исследованиях и внедрении. Но это также означает, что у кого-то будет преимущественное право на технологию против старения, и общество в течение многих лет будет расколото по принципу «богатый и омоложенный» и «бедный и продолжающий стареть». То есть пока технология будет дешеветь, множество людей со средним и низким уровнем достатка будут продолжать умирать. Как, на ваш взгляд, можно было бы предупредить такую ситуацию?

Люди должны выбирать в своих странах те правительства, которые обеспечат им доступ к технологиям, возможность оставаться в живых.
По разным прогнозам, средство радикального продления жизни может появиться уже в ближайшие десять-пятнадцать лет. Как его стоимость будет соотноситься с минимальным размером оплаты труда? Сколько надо накопить денег, чтобы наверняка получить возможность воспользоваться этим средством?
- Важно, чтобы такое средство в принципе было создано. Даже если оно будет стоить триллион долларов. Задача удешевить его намного проще.
Диалектика этого вопроса в другом: стоит ли человеку копить деньги или инвестировать их сейчас в научные исследования или в пропаганду необходимости научных исследований продления жизни. Хорошо было бы, если бы в мире появился инвестиционный фонд, который гарантирует его участникам доступ к технологиям, разработанным благодаря его инвестициям. Мы считаем, что большую часть денег надо тратить на создание технологий, так как шанс на то, что деньги будут накоплены, а технология не создана, выше, чем шанс, что технология будет создана, но окажется слишком дорогой.

Трансгуманизм предполагает совершенствование человека с помощью достижений науки без каких-либо ограничений. У этой идеи есть как сторонники, так и противники. Кто-то готов вмешиваться в свое естество, а кому-то это кажется опасным и ненужным, ведь человек - венец природы. На чем основывается убежденность трансгуманистов в том, что людям придется изменить свою природу ради выживания?
- Основное ограничение трансгуманизма в том, что он стремится к максимальному продлению жизни людей и избеганию всех видов катастроф, в том числе глобальных. Однако естество человека состоит в том, что он стареет и умирает. Но для нас также естественно улучшать свою жизнь, улучшать себя, улучшать окружающий нас мир. Когда-то венцом природы на планете была бактерия. Человек развивается, и то, что мы будем лучше, - это нормально, мы так устроены. Мы способны улучшать себя с помощью интеллекта. Только изменив свою природу, мы сможем жить гораздо дольше. А те, кто не изменится, - те умрут.

Многие идеи трансгуманизма, как представляется, слишком оптимистичны. Да и обсуждаемые возможности радикального продления жизни выглядят спекулятивно. Не лучше ли для начала ставить задачу продления жизни до ста десяти - ста тридцати лет? Более смелые идеи, особенно загрузку сознания, можно оставить на потом.
Продление жизни достигается в несколько этапов. Нельзя продлить жизнь до двухсот или тысячи, не продлив ее до ста десяти и ста тридцати. Достижение каждого этапа даст нам время для тщательной разработке следующего.

Наука развивается во многих направлениях, и мы не знаем, что получится быстрее - моделирование сознания или омоложение человека. Поэтому глупо отказываться от какого-то одного направления, например от разработки искусственной крови. Что касается чрезмерной оптимистичности, можно напомнить, что ученые уже смогли увеличить продолжительность жизни нематоды в десять раз. Исходя из общности биологических законов, это представляется возможным и для человека.

Мы неоднократно слышали, что не надо пугать людей и говорить о бессмертии, о радикальном продлении жизни, о трансгуманизме, а надо сообщать широкой общественности идею о небольшом продлении жизни, до ста двадцати лет, о борьбе с возрастзависимыми заболеваниями. Но эта идея не несет достаточной энергии, чтобы привести людей в движение. Только понимание, что смерть есть нечто ужасное, может объединить людей. Идея трансгуманизма в том, чтобы противостоять смерти повсеместно - это касается биологических систем, социальной организации, систем безопасности и предотвращения глобальных катастроф.

Мы являемся последовательными сторонниками крионики, которая подразумевает восстановление жизнедеятельности умерших людей, мозг которых был сохранен при температуре жидкого азота. То есть уже существует технология, которая дает шанс прожить более ста тридцати лет.
Что, по-вашему, должно делать человечество и чего не должно, чтобы достичь бессмертия и избежать глобальной катастрофы?
- Если ответ подразумевает некий набор благих пожеланий, то он очевиден: нужно больше ученых, больше науки, больше образования, больше ценности человеческой жизни, больше качественного медицинского обслуживания. Нужно развитие новых технологий и адекватных средств контроля над ними.
Но тут же возникает вопрос: а как этого добиться? Человечество пока вообще ничего не может делать, потому что оно разобщено, то есть пока что не является субъектом действия.
Нужно политическое объединение людей на основе ценности человеческой жизни. Это может иметь форму политической партии, которая приходит к власти в разных странах мира.

Источник: www.moscowuniversitety.club.ru

 


Нравится

Форма входа

Кто на сайте

Сейчас 78 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте