Народный лекарь

сайт народной и нетрадиционной медицины азиатского лекаря Эргашака

No result...

Антон Павлович Чехов писал:

 

«В русской литературе я знал одно имя - Л.Н. Толстой, в русской медицине - Г.А. Захарьин»,- что было признанием ученика. Современники помнят великого русского врача по зонам Захарьина-Геда, открытым, совершенно независимо друг от друга, 130 лет назад россиянином, а через 15 лет - английским невропатологом. Саратовский дворянин Григорий Антонович Захарьин за успехи в учении был оставлен ординатором при кафедре факультетской терапии Московского университета, где позже на чистейшем латинском языке защитил докторскую диссертацию «Учение о послеродовых заболеваниях», и 35 лет руководил.

 

Забавно, но именно Захарьин в своей клинике выделил одну палату с четырьмя койками для гинекологических больных, ответственным поставил доктора Снегирёва, будущего основоположника русской гинекологии. Григорий Антонович основал лабораторию, которую возглавлял ординатор Минх, ставший известнейшим патологоанатомом. По его инициативе проведено разделение клинических дисциплин и организованы первые самостоятельные клиники детских, кожно-венерических, гинекологических болезней и болезней уха, горла и носа.

 

Лекции профессора Захарьина «не блистали красноречием или глубокой продуманностью», но он выделял главное, подавая его, как изюминки на блюдечке, «всё было оригинально: и короткий, ясный стиль их, и опытность, и полное отсутствие книжной мудрости, и умение приступиться к больному просто, с огромным здравым смыслом», а слушателей всегда было чрезвычайно много. Он предпочитал назначать необременительное лечение, иногда и вовсе ничего не выписывал, зато давал множество советов по гигиене, питанию, укладу жизни.

 

О его общении с больными ходили легенды. Как-то он чуть не поколотил богатого купца: « Ах ты скот, ты делаешь и делал разные пакости и о них, как ни в чем не бывало, рассказываешь! Тебя бить за это мало! Если ты так будешь жить, как жил, то тебя должен каждый бить, да ты и помрешь, если не оставишь своих скверных обычаев! Говорить с тобою противно!» После чего крайне любезно принимал великосветскую даму. «Если б я эту даму встретил как давешнего купца, ведь она пошла бы везде и всюду поносить меня за мою неслыханную грубость, а теперь будет славить мою любезность. А этот скот-купец тоже до гробовой доски не забудет своего визита ко мне и точно исполнит, что ему велено. Будь я с ним вежлив, как с дамой, он ничего не стал бы делать и считал бы, кроме того, меня за дурака».

Говорят, что тяжелейший ишиас испортил его характер, он не выносил шума во время консультации, что останавливали даже часы. Не терпел критики, поэтому нажил немало врагов. Рассказывали, что в Беловежском дворце разбил палкой хрустальные и фарфоровые туалетные принадлежности, но его царственный пациент Александр III был терпим к доктору, который ходил в неизменном френче ниже колен и в валенках. За ним всегда носили стул, чтобы он мог в любое время присесть. Профессор не желал ездить на извозчике с резиновыми шинами, долго не пользовался электричеством, удобств телефона не признал до самой смерти.

Но более всего доставалось Захарьину за действительно огромные гонорары, которые он брал с богатых купцов и буржуа, и за его доходные дома. Но он бесплатно лечил и консультировал в клинике. Пожертвовал полмиллиона на церковноприходские школы Пензенской и Саратовской губерний, построил в Черногории водопровод, немалые суммы дал на оснащение сербского медицинского отряда, жалованье отдавал нуждающимся студентам, дал деньги на открытие Музея изящных искусств (ныне Музей им. А.С.Пушкина).

 

Когда его разбил апоплексический удар, он поставил себе диагноз «поражение продолговатого мозга», спокойно сделал распоряжения и 23 декабря 1897 году умер на 68-м году жизни от паралича дыхательных путей.


Нравится

Форма входа

Кто на сайте

Сейчас 222 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте