Народный лекарь

сайт народной и нетрадиционной медицины азиатского лекаря Эргашака

No result...

Нобелевские антиоксидантно-

витаминные страсти

Битва гигантов продолжается

 

Лауреат Нобелевской премии Джим Ватсон (Jim Watson) опубликовал достаточно интересную работу в журнале Open Biology (см. ниже ссылки на статью) "Perspective: Oxidants, antioxidants and the current incurability of metastatic cancers", вызвавшую всплеск публикаций и перепубликаций в СМИ, как это часто бывает слегка искаженных в начале и постепенно перевираемых по принципу "испорченного телефона" по мере распространения информации. Опять поднялась волна "антиоксиданты, витамины, полезная еда и пр. укорачивают жизнь"... :)
Посмотрел эту статью - достаточно серьезная и интересная публикация, специалисты по достоинству должны ее оценить. Для неспециалистов будет интересно узнать про рекомендации Д.Ватсона относительно использования метформина при раковой терапии (см. параграф Metformin selectively targets (kills) mesenchymal cancer stem cells ).
Теперь относительно того, что антиоксиданты и здоровая пища (органик, богатая антиоксидантами) не только не защищают от рака, но и могут быть его причиной. Джим Ватсон говорит это в статье об уже больных раком пациентах. Речь не идет о профилактике рака у здоровых людей.
З.Ы. Наверное, некоторые помнят, что одним из претендентов на получение Нобелевской премии за открытие структуры ДНК был Л.Полинг, который не смог застолбить за собой приоритет по этому вопросу, поскольку был не выездным по политическим мотивам (за эту деятельность он получил Нобелевскую премию впоследствии) и он не смог поехать и представить свой доклад на одной из конференций в Великобритании. Л.Полинг является дважды лауреатом Нобелевской премии, мог бы стать и трижды лауреатом :) Считается, что Л.Полинг входит в двадцатку величайших ученых человечества. В свое время Л.Полинг написал книгу "Рак и витамин С". Соответственно, Д.Ватсон в продолжение этой вечной дискуссии о том, кто первое и кто умнее и добавил в свою статью пассаж про то, что "черника может быть и вкусна, но от рака ни как не поможет" ("Blueberries best be eaten because they taste good, not because their consumption will lead to less cancer."). Вот этот самый параграф, в котором Д.Ватсон чисто "по-человечески" не преминул попинать своего давнего соперника Л.Полинга, обращая внимание на то, какой он крутой и давний спец по раку (что вполне справедливо, но звучит не как часть научной статьи) и намекает на то, что сам Л.Полинг, принимая супердозы Аскорбинки, тем не менее, умер (правда в 93 года(!) и будучи в 40 лет признан неизлечимо больным почечной недостаточностью(!)) таки от рака простаты...

"22. Free-radical-destroying antioxidative nutritional supplements may have caused more cancers than they have prevented

For as long as I have been focused on the understanding and curing of cancer (I taught a course on Cancer at Harvard in the autumn of 1959), well-intentioned individuals have been consuming antioxidative nutritional supplements as cancer preventatives if not actual therapies. The past, most prominent scientific proponent of their value was the great Caltech chemist, Linus Pauling, who near the end of his illustrious career wrote a book with Ewan Cameron in 1979, Cancer and Vitamin C , about vitamin C's great potential as an anti-cancer agent [52]. At the time of his death from prostate cancer in 1994, at the age of 93, Linus was taking 12 g of vitamin C every day. In light of the recent data strongly hinting that much of late-stage cancer's untreatability may arise from its possession of too many antioxidants, the time has come to seriously ask whether antioxidant use much more likely causes than prevents cancer.

All in all, the by now vast number of nutritional intervention trials using the antioxidants β-carotene, vitamin A, vitamin C, vitamin E and selenium have shown no obvious effectiveness in preventing gastrointestinal cancer nor in lengthening mortality [53]. In fact, they seem to slightly shorten the lives of those who take them. Future data may, in fact, show that antioxidant use, particularly that of vitamin E, leads to a small number of cancers that would not have come into existence but for antioxidant supplementation. Blueberries best be eaten because they taste good, not because their consumption will lead to less cancer."

Вот такие вот простые человеческие разборки и выяснения (правда заочные, поскольку Л.Полинг не может ответить Д.Ватсону) между научными корифеями...
(просьба сделать перепост данного сообщения, чтобы как-то остановить эту ужасную дезу, которая лезет сейчас из интернета и СМИ, основанную на неправильной трактовке статьи уважаемого лауреата Нобелевской премии Д.Ватсона).

Вот немного про Л.Полинга:

Лайнус Полинг и витамин С

ИМЯ ПОЛИНГА ВКЛЮЧЕНО В СПИСОК 20 ВЕЛИЧАЙШИХ УЧЕНЫХ ВСЕХ ВРЕМЕН, СОСТАВЛЕННЫЙ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ОПРОСА УЧЕНЫХ (НАРЯДУ С ГАЛИЛЕЕМ, НЬЮТОНОМ, ДАРВИНОМ И ЭЙНШТЕЙНОМ). ТОЛЬКО ДВА ЧЕЛОВЕКА - ПОЛИНГ И ЭЙНШТЕЙН - ПРЕДСТАВЛЯЮТ В ЭТОМ СПИСКЕ УХОДЯЩИЙ ВЕК. ПОЛИНГ - УЧЕНЫЙ РЕДКОЙ ШИРОТЫ ИНТЕРЕСОВ И ГЛУБИНЫ ПОЗНАНИЯ. ПО СЛОВАМ ЭЙНШТЕЙНА, ОН "ИСТИННЫЙ ГЕНИЙ".

ИМЯ ПОЛИНГА ВКЛЮЧЕНО В СПИСОК 20 ВЕЛИЧАЙШИХ УЧЕНЫХ ВСЕХ ВРЕМЕН,

СОСТАВЛЕННЫЙ, ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ОПРОСА УЧЕНЫХ (НАРЯДУ С ГАЛИЛЕЕМ, НЬЮТОНОМ, ДАРВИНОМ И ЭЙНШТЕЙНОМ).

ТОЛЬКО ДВА ЧЕЛОВЕКА - ПОЛИНГ И ЭЙНШТЕЙН - ПРЕДСТАВЛЯЮТ В ЭТОМ СПИСКЕ УХОДЯЩИЙ ВЕК.

ПОЛИНГ - УЧЕНЫЙ РЕДКОЙ ШИРОТЫ ИНТЕРЕСОВ И ГЛУБИНЫ ПОЗНАНИЯ.

ПО СЛОВАМ ЭЙНШТЕЙНА, ОН "ИСТИННЫЙ ГЕНИЙ".

Л. Полинг удостоен двух - посчитайте! - двух полных Нобелевских премий. Первую, в 1954 г., он получил по химии за монументальный вклад в развитие учения о природе химической связи, вторую - в 1962 г. за бесстрашные выступления против атомных испытаний в атмосфере и раскрытие той серьезной опас­ности, которой при этом подвергается чело­вечество вследствие врожденных пороков В 2001 году исполнилось сто лет со дня рождения выдающегося американско­го биохимика Лайнуса Полинга. развития и выкидышей.

Не многие знают, что тридцать послед­них лет своей долгой и яркой карьеры он посвятил исследованию аскорбиновой кис­лоты (витамин С) и широте ее клиническо­го применения. Интерес доктора Полинга к аскорбиновой кислоте возник примерно лет тридцать назад, да и то случайно. В одном из своих выступлении Полинг сказал, что хотел бы прожить еще двадцать пять лет (тогда ему было около шестидесяти пяти), чтобы посмотреть, как осуществляются некото­рые выдвинутые им принципы, и надеется, что сможет прожить столько, ибо здоровье его достаточно хорошее, он редко болеет, только страдает от простуд. Это признание получило отклик. Ирвин Стоун предложил Полингу, что, если он хочет избежать про­студ и жить дольше, ему следует принимать по несколько граммов витамина С каждый день.

Будучи человеком любознательным, Полинг углубился в проблему и решил, что самым убедительным доказательством будут опыты, поставленные над собой. Л. Полинг опубликовал книгу названием «Vitamin С and the Common Cold» («Витамин С и обычная простуда»).

Доктор Полинг активно участвовал в исследовании воздействия аскорбиновой кислоты при сердечных заболеваниях, раке, вирусных заболеваниях в институте науки и медицины в Пало Алто, Калифорния. С каждым днем увеличивается количество информации, подтверждающей защитное, превентивное и терапевтическое действие витамина С. Надо сказать, что витамины не могут вас спасти от нездорового в целом об­раза жизни. Витамины - это как ремни без­опасности. Когда вы пристегиваете ремни, это еще не гарантия безопасной езды, это просто предохраняет вас в случае аварии. Применение витаминов действует так же: оно не поможет вам при плохом питании или иных пренебрежениях своим здоровьем, но дает дополнительный шанс на за­щиту. Это подтверждает долгая и активная жизнь доктора Полинга, который принимал по 18 г аскорбиновой кислоты (витамин С) и 800 ME токоферола (витамин Е) в день начи­ная с 70 лет на протяжении почти тридцати лет! Он дожил до 93 лет, и сама его жизнь - отличный пример положительного влия­ния витаминов.

Про лечение гриппа и простуды "по Полингу" знают все. Регулярный прием больших доз аскорбинки снижает заболе­ваемость. Сверх дозы при первых симптомах предотвращают болезнь, а сверх дозы, принятые с опозданием, облегчают ее те­чение. С этими положениями Полинга уже никто всерьез и не спорит. Споры идут лишь о том, на сколько процентов и при каких условиях приема снижается процент заболевших и ускоряется выздоровление. Снижение температуры после приема ви­тамина С вызывается его противовоспали­тельным эффектом - угнетением синтеза специфических сигнальных веществ, простагландинов. (Так что жертвам сенной лихорадки и прочим аллергикам аскорбинка тоже может быть полезна.) Подобным об­разом действуют многие антигистаминные средства, например аспирин. С одним "но": синтез одного из простагландинов, а имен­но PGE1, аскорбиновая кислота не угнетает, а стимулирует. Между тем именно он повы­шает специфический иммунитет. Прежде всего, откуда взялись общепринятые нормы

- суточные дозы витамина С, которые фи­гурируют в энциклопедиях и справочниках? Ежедневная норма для взрослого мужчины, рекомендуемая Академией наук США, - 80 мг. Наши нормы варьируют в зависимости от пола, возраста и профессии человека: 80- 110 мг для мужчин и 60-90 для женщин. Нормы потребления для детей до года-25-40 мг; 2-11 лет - 50-60 мг; 12 лет и старше 60-90 мг.

При этих и больших дозах не бывает ни цинги, ни выраженного гиповитаминоза (утомляемости, кровоточивости десен). По данным статистики, у людей, потребляю­щих не менее 50 мг витамина С, признаки старости проявляются позже на 10 лет, чем у тех, чье потребление не дотягивает до это­го минимума (зависимость тут не плавная, а именно скачкообразная).

НО СКОЛЬКО ВИТАМИНА С НУЖНО ДЛЯ ПОЛНОГО СЧАСТЬЯ?

Витамины вообще и аскорбиновая кис­лота в частности, пишет Полинг, значитель­но менее ядовиты, чем обычные широко распространенные средства от простуды. Аспирином ежегодно травятся насмерть десятки людей, однако не наблюдалось ни одного случая отравления аскорбинкой. Что касается избытка в организме: описаны гипервитаминозы A, D, но гипервитаминоза С до сих пор не описал никто. Единственный неприятный эффект при его употреблении в больших дозах - послабляющее действие.

Итак, норма аскорбинки по Полингу - 6-18 г в сутки. Но все-таки 6 или 18? Почему такой разброс и сколько надо принимать лично вам?

Потребность в аскорбинке сугубо ин­дивидуальна. Она зависит и от массы тела, и от физической активности, и от состо­яния здоровья пациента, и от его личных биохимических особенностей (например, от того, насколько эффективен механизм обратного всасывания).

Способ научный - нагрузочный тест: принять определенное количество аскор­биновой кислоты (допустим, 1 г) и потом в течение 6 часов замерять ее концен­трацию в моче. Так можно определить, насколько интенсивно ткани поглощают витамин и какая его доля остается в орга­низме. У большинства людей в мочу попа­дет 20-25%. Но если в моче аскорбинки не будет совсем или будет очень мало, зна­чит, что человеку нужна большая доза.

Более простой способ - принимать суточную дозу в один прием и увели­чивать ее, пока не ощутите слабитель­ный эффект. Полинг считает, что этот "предел кишечной толерантности" четко коррелирует с истинной потребностью организма в аскорбиновой кислоте. (К сожалению, у Полинга не говорится, как вводить поправку тем, у кого без аскор­бинки проблемы со стулом.) Обычно эф­фект наступает в интервале 4-15 граммов, но тяжело больные люди могут потре­блять и гораздо больше.

Интересно, что у одного и того же человека потребность в аскорбинке из­меняется в зависимости от того, здоров он или болен. Повышенная потребность в аскорбинке наблюдается при бакте­риальных инфекциях, психических за­болеваниях и у злостных курильщиков. Экспериментально показано, что каждая выкуренная сигарета разрушает 2,5 мг ви­тамина С. А дальше, господа курильщики, считайте сами, сколько вы должны ваше­му организму за полпачки в день...

А в общем, согласны мы с Полингом или нет относительно сверхдоз, его ар­гументация помогает взглянуть правде в глаза. Естественным образом, вместе с пищей, мы, трудоголики смутного време­ни, не получим даже минимального необ­ходимого количества аскорбинки.

Полинг: великий ученый или мистификатор?

Ирвин Стоун установил, что большинство млекопитающих (за исключением человека и обезьян, почему-то потерявших это свойство в процессе эволюции) синтезируют аскорбиновую кислоту в собственной печени в количестве, пропорциональном весу тела.

История сохранила имена таких ученых, как Леонардо да Винчи и Блез Паскаль, которые проявили себя во многих областях знаний. Были такие корифеи науки и в XX веке. Однако точно так же, как их предшественников, этих ученых буквально на каждом шагу обвиняли в научной несостоятельности и даже называли шарлатанами.

По итогам опроса, проведенного британским научным журналом New Scientist среди сотен ученых всего мира, в число двадцати величайших деятелей науки всех времен и народов вошли только двое ученых XX века - Альберт Эйнштейн и Лайнус Полинг.
Но если Эйнштейн неизменно упоминается как создатель теории относительности, то оценки того, чем прославился Лайнус Полинг, которого Эйнштейн назвал истинным гением, расходятся. В ряде изданий можно даже прочесть, что широкую известность Полингу принесли несколько псевдонаучных книжек, написанных им на склоне лет. Так не ошиблись ли ученые, включив Лайнуса Полинга в список величайших деятелей науки?

«Начал нагревать все подряд»

Лайнус Карл Полинг родился 28 февраля 1901 года в Портленде (США). Его отец был фармацевтом, что предопределило склонность Лайнуса к химии. Он вспоминал: «У себя дома с раннего детства я наблюдал, как отец готовил различные порошки и мази в своей аптеке. Он умер, когда мне было 9 лет. Проживи отец дольше, он, без сомнения, познакомил бы меня с азами химии, поскольку видел во мне необыкновенно способного ребенка, живо интересующегося явлениями природы. Во всяком случае, отец принес в нашу маленькую домашнюю библиотеку книгу по химии. Ее чтение произвело на меня весьма сильное впечатление: я выпросил у матери спиртовку и начал нагревать все подряд, чтобы посмотреть, какие химические изменения при этом происходят».
Семья очень нуждалась, а потому Лайнусу с детства пришлось подрабатывать - мыть посуду в местной закусочной, сортировать бумагу в типографии. По некоторым сведениям, он даже не окончил школу, что не помешало ему поступить в Орегонский сельскохозяйственный колледж, где образование было бесплатным. Проявив блестящие способности в учебе, Полинг был принят в аспирантуру Калифорнийского технологического института, которую окончил в 1923 году, получив степень доктора по химии, причем с наивысшим отличием, и степень бакалавра по математической физике. Тогда же Лайнус Полинг женился на Эйве Миллер, с которой он счастливо прожил пятьдесят восемь лет.
Стипендия одного из частных фондов дала возможность молодому ученому в течение года стажироваться в европейских научных центрах - у Арнольда Зоммерфельда в Мюнхене, Эрвина Шредингера в Цюрихе и у Нильса Бора в Копенгагене. Итогом научной работы Полинга в 30-е годы явилась его книга «Природа химической связи и структура молекул и кристаллов», которая произвела переворот в химии, определив развитие этой науки на многие годы вперед. Книга была переведена на десятки языков и разошлась по всему миру. Уже тогда Полинг встал в ряд ведущих ученых того времени.
После начала Второй мировой войны Полинг переключился на выполнение военных заказов - он создал несколько видов мощной взрывчатки и ракетного топлива, разработал генератор кислорода для подводных лодок и самолетов, синтезировал заменитель кровяной плазмы для переливаний в полевых условиях. Вклад Полинга в победу над фашизмом был отмечен медалью «За выдающиеся заслуги перед Соединенными Штатами».
В 1954 году Нобелевский комитет удостоил Лайнуса Полинга премии по химии «за изучение природы химической связи и его применение к объяснению строения сложных молекул». Даже если бы ученый завершил на этом свою научную карьеру, его имя было бы вписано золотыми буквами в историю науки. Но он и не думал останавливаться, хотя работать в США ему было все сложнее.

Неблагонадежный гражданин

Дело объяснялось тем, что вскоре после атомной бомбардировки японских городов Хиросимы и Нагасаки Полинг начал кампанию против нового вида оружия. Будучи членом комиссии по национальной безопасности, он разъезжал по Америке с лекциями об опасности ядерной войны. В 1946 году он стал одним из основателей чрезвычайного комитета ученых-ядерщиков, выступив против утверждения о том, что испытания ядерного оружия в атмосфере якобы совершенно безвредны. Лайнус Полинг провел необходимые расчеты и заявил, что если испытания будут продолжаться, то 55 тысяч американских детей родятся инвалидами, а полмиллиона младенцев окажутся мертворожденными. Он также доказал, что стронций-90 даже в малых дозах вызывает рак костей и лейкемию, а йод-131 - рак щитовидной железы.
Выступления Полинга вызвали в США большой резонанс. Правительственные чиновники были вне себя от ярости, занеся имя Полинга в список неблагонадежных граждан США. В 1952 году госдепартамент США даже отказал Полингу в получении заграничного паспорта, в результате чего он не смог принять участие в Лондонской конференции по структуре белка, где должен был продемонстрировать спираль ДНК. В результате приоритет открытия структуры ДНК достался британским ученым Уотсону и Крику. Но Полинга это ничуть не задело. Он с еще большим упорством продолжил борьбу за ядерное разоружение.
В 1958 году Полинг составил проект воззвания, в котором содержалось требование прекратить ядерные испытания. Несмотря на многочисленные статьи в американских СМИ, намекавших на то, что Полинг является агентом Кремля, этот документ подписали более 11 тысяч ученых из 49 стран мира. В том же году ученый опубликовал книгу «Не бывать войне!», которая разошлась по всему миру миллионными тиражами.
В июне 1960 года в связи со сбором подписей под воззванием о запрещении ядерных испытаний ученый был вызван в подкомитет сената США для дачи показаний. На этом заседании председатель комиссии сенатор Т. Дуд предъявил ему ультиматум: либо Полинг сообщит имена тех, кто помогал ему собирать подписи под воззванием, либо он будет подвергнут тюремному заключению. Полинг в ответ лишь рассмеялся.
В тюрьму его не посадили, но, ссылаясь на мнение ведущих психиатров, распустили слухи, что ученый не в себе, а потому нуждается в срочном лечении. Но вскоре как гром среди ясного неба появилось известие о том, что Нобелевский комитет единогласно решил присудить Лайнусу Полингу премию мира, обосновав это тем, что ученый на протяжении многих лет вел непрекращающуюся борьбу не только против испытаний ядерного оружия, но также против любых военных действий как средства решения международных конфликтов.
В ответ на это в американской печати была развязана травля ученого. Газета New York Herald Tribune, утверждая, что президент Кеннеди, который также претендовал на Нобелевскую премию, имеет куда большие заслуги, чем Полинг, презрительно назвала ученого словом «peacnik». Это выражение газета составила из слова «рeace», которое переводится как «мир», и русского суффикса, ставшего популярным после запуска первого спутника. Однако Полинг, не обращая внимания на оскорбления, продолжил свое дело, разработав проект договора о запрещении ядерных испытаний.
И случилось чудо. В июле 1963 года, уступая требованиям мировой общественности, США, СССР и Великобритания подписали этот договор. Понятно, что все лавры достались государственным деятелям, поставившим подписи, но для Лайнуса Полинга это не имело никакого значения. Он спас тысячи, а может быть, и миллионы жизней - это было для него главным.
Активное участие Полинга в борьбе за мир пагубным образом сказалось на его возможности продолжать научные исследования, так как для приобретения дорогостоящего оборудования требовались деньги, и взять их мятежному ученому было неоткуда. Тем более что он не прекратил общественную деятельность, подписав в 1965 году декларацию гражданского неповиновения «Совесть против войны во Вьетнаме».
Из Калифорнийского университета Полинг вынужден был перебраться в Стаффорд, но и там правительственные чиновники не оставили его в покое. К тому же здоровье ученого резко ухудшилось. Генетически Полинг не был предрасположен к долголетию - его отец умер в возрасте 34 лет, мать прожила всего 45 лет. Еще в 1940 году у него обнаружили серьезное почечное заболевание - болезнь Брайтона. Тогда это было равносильно смертному приговору. Двенадцать лет Полинг сидел на очень жесткой диете, но это лишь отдаляло неизбежный конец.

«Нас убивают не вирусы и бактерии»

В 1966 году, выступая в Нью-Йорке на вручении ему медали имени Карла Нойберга, присужденной за работы, объединяющие биологическую и медицинскую науки, Полинг с сожалением заметил, что мечтает прожить еще 20 лет, чтобы стать свидетелем великих научных открытий. Через несколько дней он получил письмо от биохимика Ирвина Стоуна, рекомендовавшего Полингу принимать для долголетия витамин С.
К тому времени в медицине существовала проблема, которую сформулировал американский микробиолог Рене Дюбо: «Нас убивают не вирусы и бактерии, нас убивает нечто иное. Когда идет эпидемия, одни люди умирают, а другие нет. В чем разница между ними? Именно эта разница и убивает».
Ирвин Стоун установил, что большинство млекопитающих (за исключением человека и обезьян, почему-то потерявших это свойство в процессе эволюции) синтезируют аскорбиновую кислоту в собственной печени в количестве, пропорциональном весу тела. Для взрослого человека, по мнению биохимика, такая пропорция составляла бы 10 - 12 г витамина С в день. Это количество в 200 раз превышает то, что человек получает с обычной пищей.
Лайнус Полинг заинтересовался этим предложением и, как он потом признался в одном из интервью, стал вместе с женой принимать по 3 г витамина в день, и скоро они почувствовали себя лучше, избавились от простуд.
В 1970 году Полинг опубликовал книгу «Витамин С и обычная простуда», которая сразу стала бестселлером. В то время как рекомендованная академией наук США ежедневная норма приема витамина С для взрослого мужчины составляла 0,06 г, Полинг советовал принимать ежедневно от 6 до 18 г, то есть по меньшей мере в 100 раз больше. Но как установить, сколько именно таблеток аскорбинки следует глотать? На этот вопрос Полинг ответил так: надо увеличивать дозу до тех пор, пока не наступит слабительный эффект, который он остроумно назвал «пределом кишечной толерантности». Практикующие врачи восприняли книгу настороженно, опасаясь рецидивов самолечения, но 50 млн. американцев за несколько недель раскупили все запасы витамина С. Любопытно, что при этом они отказались приобретать широко рекламируемые дорогостоящие медицинские препараты, что вызвало ярость фармацевтических компаний.
Неудивительно, что пресса вновь обрушила на Лайнуса Полинга град обвинений. «Журнал американской медицинской ассоциации» написал о его книге: «Мы слышим здесь не взвешенные суждения ищущего истину философа или ученого, а вкрадчивые речи коммивояжера, который хочет что-то продать». Прочие издания обвинили ученого в том, что он желает извести на корню свободолюбивый народ Америки, на что Полинг заметил: «Лекарства, особенно болеутоляющие и жаропонижающие средства вроде аспирина, в США ответственны за 5000 случаев смертельного отравления в год, среди которых 2500 детей. От отравления в результате передозировки витамина С ни один человек не умер».
Очередная кампания травли продолжалась более десяти лет. Для дискредитации ученого фармацевтические компании даже использовали смерть от рака в 1981 году жены Лайнуса Полинга. Но и это не помешало ему продолжить исследования.
В 1986 году Полинг опубликовал книгу «Как прожить дольше и чувствовать себя лучше». Основываясь на своих исследованиях и опыте, он написал: «Я убежден, что вы сможете продлить благополучную часть вашей жизни на 25 и даже на 35 лет, если в молодости или в среднем возрасте начнете принимать нужное количество витаминов». Сам ученый умер от рака на 93-м году жизни, до последней минуты сохранив живость ума и подвижность.
Кроме трудов по химии и заслуг в борьбе за разоружение, ученый оставил после себя и термин «ортомолекулярная медицина», принципы которой сам он сформулировал так: «Необходимым условием хорошего здоровья является наличие нужных молекул в нужном количестве, в нужном месте человеческого тела, в нужное время». Методы ортомолекулярной медицины предполагают терапию и профилактику заболеваний путем приема различных витаминов, аминокислот, питательных веществ в форме биологически активных добавок. Правда, современная наука относит ее к так называемой комплементарной медицине, то есть такой, что не поддерживается государством явно, но и не запрещается.
Зато ортомолекулярное учение Лайнуса Полинга широко используется нынче недобросовестными дельцами для рекламы сомнительных БАДов. Это серьезно испортило репутацию ученого, особенно после того как появились результаты новых современных исследований, проведенных уже после его смерти. Они подтвердили, что потребность человека в витамине С обычно не превышает 0,1 - 0,2 г в сутки. А его сверх дозы (5, 10 и даже 18 г) приводят к так называемой компенсаторной реакции: активации естественных механизмов его ускоренного разрушения и даже ряду заболеваний.
Понятно, что вины Лайнуса Полинга в этом нет. И даже его ошибки делают ему честь, ведь он один из тех, кто заставил медиков серьезно заняться изучением действия витаминов на человеческий организм.

Аскорбинка по Полингу: вопрос решен ИЛИ забыт?

Передо мной аптечный пузырек с этикеткой: "Аскорбиновая кислота 0,05 г. Детям 1 шт., взрослым 2 - 3 шт. ". Чтобы жить дольше и чувствовать себя лучше, таких желтеньких таблеток нужно глотать не менее двадцати в день, а лучше сразу пятьдесят или сто.

Передо мной аптечный пузырек с этикеткой: "Аскорбиновая кислота 0,05 г. Детям 1 шт., взрослым 2 - 3 шт. ". Сверяюсь с таблицами...
Чтобы жить дольше и чувствовать себя лучше, таких желтеньких таблеток нужно глотать не менее двадцати в день, а лучше сразу пятьдесят или сто.
Бред какой-то. Однако Лайнуса Полинга, одного из отцов современной биохимии, открывателя белковой альфа-спирали, я привыкла уважать. Как говорил К.С.Льюис, если человек, сделавший невероятное заявление, до этого был разумен и правдив, мы не имеем права сразу назвать его лжецом или дураком. Надо, по крайней мере, выслушать его аргументы.

Человек и другие мутанты

Все знают, что некоторые вещества, необходимые человеку, не синтезируются в организме, а поступают извне. В первую очередь это витамины и незаменимые аминокислоты, важнейшие компоненты полноценного питания (не в кризис будь сказано). Но мало кто задает себе вопрос: как получилось, что более десятка абсолютно необходимых веществ в нашем организме не синтезируется? Живут ведь лишайники и низшие грибы на минимуме органики и все необходимое создают в собственной биохимической кухне. Почему у нас так не выходит?

Вещества, которые добываются во внешней среде (а значит, могут поступать нерегулярно или совсем пропасть), вряд ли заняли бы важные "посты" в метаболизме. Вероятно, наши предки умели синтезировать и витамины, и все аминокислоты. Позднее гены, кодирующие нужные ферменты, были испорчены мутациями, но мутанты не погибали, если находили пищу, которая восполняла дефицит. Они даже получали преимущество перед не мутантной родней: переваривание пищи и удаление отходов требует меньше энергии, чем синтез полезного вещества de novo. Неприятности начинались только при перемене рациона...

Очевидно, что-то подобное происходило и с другими видами. Кроме людей и человекообразных обезьян, аскорбиновую кислоту не умеют синтезировать и другие исследованные приматы (например, беличья обезьяна, макака-резус), морские свинки, некоторые летучие мыши, 15 видов птиц. А у многих других животных (в том числе у крыс, мышей, коров, коз, кошек и собак) с аскорбиновой кислотой все в порядке.

Интересно, что и среди морских свинок, и среди людей встречаются индивидуумы, которые неплохо обходятся без аскорбинки или нуждаются в гораздо меньших ее количествах. Самый знаменитый из таких людей - Антонио Пифагегга, спутник и хронист Магеллана. В его корабельном журнале отмечено, что во время путешествия на флагманском корабле "Тринидад" 25 человек из 30 заболело цингой, сам же Пифагегга, "благодарение Богу, не испытал такого недуга". Современные опыты с добровольцами также показали, что бывают люди с уменьшенной потребностью в витамине С: по долгу не едят ни фруктов, ни зелени и хорошо себя чувствуют. Возможно, в их генах произошли исправления, вернувшие активность, или же появились другие мутации, позволяющие более полно усваивать витамин С из пищи. Но пока запомним главное: потребность в аскорбиновой кислоте индивидуальна

Превращение аскорбиновой кислоты в дегидроаскорбат необходимо для нормального протекания некоторых важнейших клеточных реакций. Действие витамина С как стимулятора иммунной системы еще не до конца изучено, но сам факт стимуляции не подлежит сомнению

Немного биохимии

Зачем вообще нужно это незаменимое вещество? Основная роль аскорбиновой кислоты (точнее, аскорбат-иона, поскольку в нашей внутренней среде эта кислота диссоциирует) - участие в гидроксилировании биомолекул. Во многих случаях для того, чтобы фермент присоединил к молекуле ОН-группу, одновременно должно произойти окисление аскорбат-иона до дегидроаскорбата. (То есть витамин С работает не каталитически, а расходуется, как и другие реагенты.)

Важнейшая реакция, которую обеспечивает витамин С, - синтез коллагена. Из этого белка, по сути, сплетено наше тело. Коллагеновые тяжи и сетки формируют соединительные ткани, коллаген содержится в коже, костях и зубах, в стенках сосудов и сердца, в стекловидном теле глаз. А чтобы вся эта арматура могла собраться из белка-предшественника, проколлагена, определенные аминокислоты в его цепочках (пролин и лизин) должны получить ОН-группы. Когда аскорбинки не хватает, наблюдается дефицит коллагена: прекращается рост организма, обновление стареющих тканей, заживление ран. Как следствие - цинготные язвы, выпадение зубов, повреждения стенок сосудов и прочие страшные симптомы.

Другая реакция, в которой участвует аскорбат, превращение лизина в карнитин, протекает в мышцах, а сам карнитин необходим для мышечных сокращений. Отсюда усталость и слабость при С-авитаминозах. Кроме того, организм использует гидроксилирующее действие аскорбата, чтобы превращать вредные соединения в безвредные. Так, витамин С очень неплохо способствует выведению холестерина из организма: чем больше витамина принимает человек, тем быстрее холестерин превращается в желчные кислоты. Сходным образом быстрее выводятся и бактериальные токсины.

С обратным процессом - восстановлением аскорбата из дегидроаскорбата - по-видимому, связано действие витаминов-синергистов С (то есть усиливающих эффект от его приема): многие из этих витаминов, как, например, Е, обладают восстановительными свойствами. Интересно, что восстановление аскорбата из полудегидроаскорбата тоже вовлечено в очень важный процесс: синтез дофамина, норадреналина и адреналина из тирозина.

Наконец, витамин С вызывает физиологические эффекты, механизм которых еще не раскрыт до конца, но наличие их четко продемонстрировано. Самый известный из них - стимуляция иммунной системы. В усиление иммунного ответа вносит вклад и увеличение числа лимфоцитов, и быстрейшее перемещение фагоцитов к месту инфекции (если инфекция локальна), и некоторые другие факторы. Показано, что в организме больного при регулярных приемах витамина С повышается выработка интерферона.

От рака до сенной лихорадки

Из сказанного в предыдущей главе легко вычислить, какие болезни должен предотвращать витамин С. Про цингу мы говорить не будем, поскольку надеемся, что нашим читателям она не угрожает. (Хотя даже в развитых странах иногда болеют цингой. Причина, как правило, - не отсутствие денег на фрукты, а лень и равнодушие больного. Апельсины, конечно, дорогое удовольствие, но смородина летом и квашеная капуста зимой никого еще не разорили.)

Однако цинга - экстремальный случай авитаминоза С. Потребность в этом витамине возрастает и во многих других случаях. Усиление иммунного ответа и активный синтез коллагена - это и заживление ран и ожогов, и послеоперационная реабилитация, и торможение роста злокачественных опухолей. Как известно, опухоли, чтобы расти, выделяют в межклеточное пространство фермент гиалуронидазу, который "разрыхляет" окружающие ткани. Ускорив синтез коллагена, организм мог бы противодействовать этому разбойному нападению, локализовать опухоль и, может быть, даже задушить ее в коллагеновых сетях.

Разумеется, простое и общедоступное средство от рака не внушает доверия. Но надо подчеркнуть, что сам Полинг никогда не призывал онкологических больных заменить все виды терапии ударными дозами аскорбиновой кислоты, а предлагал применять и то, и другое. А не испробовать средcтво, которое теоретически может помочь, было бы преступно. Еще в 70-е годы Полинг и шотландский медик Айвен Камерон провели несколько серий экспериментов в клинике "Вейл оф Левен" в Лох-Ломондсайде. Результаты были настолько впечатляющими, что в скором времени Камерон перестал выделять среди своих пациентов "контрольную группу" - счел безнравственным ради чистоты эксперимента лишать людей лекарства, которое доказало свою пригодность.

Подобным образом действуют многие антигистаминные средства, например аспирин. . С одним "но": синтез одного из простагландинов, а именно PGE1, аскорбиновая кислота не угнетает, а стимулирует. Между тем именно он повышает специфический иммунитет

Суточная доза по Минздраву и по горилле

Словом, в том, что витамин С полезен для здоровья, не сомневаются даже самые непримиримые противники Полинга. Яростные споры на протяжении тридцати с лишним лет идут только о количестве, в котором его надо принимать.

Прежде всего, откуда взялись общепринятые нормы - суточные дозы витамина С, которые фигурируют в энциклопедиях и справочниках? Ежедневная норма для взрослого мужчины, рекомендуемая Академией наук США, - 60 мг. Наши нормы варьируют в зависимости от пола, возраста и профессии человека: 60 - 110 мг для мужчин и 55 - 80 для женщин. При этих и больших дозах не бывает ни цинги, ни выраженного гиповитаминоза (утомляемости, кровоточивости десен). По данным статистики, у людей, потребляющих не менее 50 мг витамина С, признаки старости проявляются позже на 10 лет, чем у тех, чье потребление не дотягивает до этого минимума (зависимость тут не плавная, а именно скачкообразная).

Однако минимальная и оптимальная доза - не одно и то же, и, если человек не болен цингой, это не означает, что он совершенно здоров. Мы, несчастные мутанты, неспособные обеспечить себя этим жизненно важным веществом, должны быть рады любому его количеству. Но сколько витамина С нужно для полного счастья?

Содержание аскорбинки в организме (как и других веществ, необходимых всем органам и тканям) часто выражают в миллиграммах на единицу веса животного. В организме крысы синтезируется 26 - 58 мг аскорбиновой кислоты на килограмм. (Таких больших крыс, к счастью, не бывает, но в килограммах удобнее сравнивать данные по разным видам.) Если пересчитать на средний вес человека (70 кг), это даст 1,8 - 4,1 г - по порядку величины ближе к Полингу, чем к официальным нормам! Сходные данные получены и для других животных.

Горилла, которая, как и мы, дефектна по синтезу аскорбиновой кислоты, но, в отличие от нас, сидит на вегетарианской диете, в сутки потребляет около 4,5 г витамина С. (Правда, надо иметь в виду, что средняя горилла весит больше среднего человека.) А если бы человек строго придерживался растительной диеты, он получал бы на свои 2500 калорий, необходимых для жизни, от двух до девяти граммов аскорбинки. Питаясь одной смородиной и свежим перцем, можно съесть и все 15 граммов. Получается, что "лошадиные дозы" вполне физиологичны и со ответствуют обычному здоровому метаболизму.

Однако у большинства людей свободного времени меньше, чем у горилл. Целый день пережевывать низкокалорийную свежую зелень, овощи и фрукты нам не позволят дела. И вегетарианская диета, содержащая вареные продукты, положения не поправит. Обычный полноценный дневной рацион без сыроядения и прочего героизма дает всего лишь около 100 мг. Даже если положить в тарелку капустного салата и запить его апельсиновым соком.

Таким образом, у современных горожан нет иного выхода, кроме дополнительного приема витамина С Мы попались в ловушку, поставленную эволюцией, - сначала утратили собственный механизм синтеза аскорбиновой кислоты, а потом научились охотиться и ступили на путь цивилизации, который увел нас от зелени и фруктов, положенных высшим приматам, прямо к цинге и гриппу. Но те же достижения цивилизации подарили нам биохимию и органический синтез, который позволяет получать дешевые и общедоступные витамины. Почему бы не воспользоваться этим преимуществом?

"Чужой жратвы не надо нам, пусть нет, зато своя!"

"Любой препарат в больших дозах становится ядом. Медикам давно известны гипервитаминозы - болезни, вызванные избытком витамина в организме. Вполне вероятно, что пациент Полинга, начав лечиться от одной болезни, заработает другую". Это для Полинга вопрос принципиальный. В своих книгах он часто вспоминает, как в 60-е годы, занимаясь биохимией психических заболеваний, узнал о работах канадских врачей, которые давали ударные дозы витамина В3, (до 50 г в день) больным шизофренией. Полинг обратил внимание на парадоксальное сочетание свойств: высокая биологическая активность при минимальной токсичности. Тогда же он назвал витамины и подобные им соединения "ортомолекулярными веществами", чтобы отличить от других лекарств, которые не столь легко вписываются в естественный метаболизм.

Витамины вообще и аскорбиновая кислота в частности, пишет Полинг, значительно менее ядовиты, чем обычные широко распространенные средства от простуды. Аспирином ежегодно травятся насмерть десятки людей, однако не наблюдалось ни одного случая отравления аскорбинкой. Что касается избытка в организме: описаны гипервитаминозы А, D,но гипервитаминоза С до сих пор не описал никто. Единственный неприятный эффект при его употреблении в больших дозах - послабляющее действие.

"Избыток аскорбиновой кислоты способствует камнеобразованию, вреден для печени, уменьшает выработку инсулина. Лечение сверхдозами аскорбиновой кислоты не может быть применено, если больному необходимо поддерживать щелочную реакцию мочи". Разговоры о вреде витамина С до сих пор идут на уровне эмоционального противопоставления "таблеток" и "естественного". Не было ни одного корректного, хорошо спланированного эксперимента, который бы убедительно продемонстрировал этот вред. А в тех случаях, когда почему-либо нежелателен прием больших доз кислого вещества, можно принимать, например, аскорбат натрия. (Его легко приготовить, растворив порцию аскорбинки в стакане воды или сока и, "погасив" содой, сразу выпить.) Аскорбат так же дешев и так же эффективен, а реакция у него щелочная.

"Нет смысла принимать огромные дозы витамина С, которые рекомендует Полинг, так как избыток все равно не усваивается, а выводится из организма с мочой и калом". Действительно, при потреблении аскорбинки в небольших количествах (до 150 мг в день) ее концентрация в крови примерно пропорциональна потреблению (около 5 мг/литр на каждые 50 мг проглоченных), а при увеличении дозы эта концентрация возрастает медленнее, зато растет содержание аскорбата в моче. Но по-другому и быть не может. Первичная моча, фильтрующаяся в почечных канальцах, находится в равновесии с плазмой крови, и в нее попадают многие ценные вещества - не только аскорбат, но и, например, глюкоза. Затем моча концентрируется, происходит обратное всасывание воды, а специальные молекулярные насосы возвращают в кроветок все ценные вещества, которые жалко терять, в том числе и аскорбат. При потреблении около 100 мг аскорбинки в сутки обратно в кровь возвращается более 99%. Очевидно, работа насоса обеспечивает наиболее полное усвоение доз, близких к минимальной: дальнейшее увеличение мощности - это слишком большие по эволюционным меркам затраты.

Понятно, что чем больше начальная (сразу после переваривания пищи) концентрация аскорбинки в крови, тем больше потери. Но все же и при дозах более 1 грамма три четверти витамина усваивается, а при огромных "полинговских" дозах (более 10 граммов) около 38% витамина остается в крови. Кроме того, аскорбиновая кислота в моче и кале предотвращает развитие рака кишечника и мочевого пузыря.

"Сверхдозы аскорбиновой кислоты препятствуют зачатию, а у беременных могут вызывать выкидыш". Предоставляем слово самому Лайнусу Полингу. "Основанием для таких за явлений послужила короткая заметка двух врачей из Советского Союза, Самборской и Фердмана (1966). Они сообщили, что двадцати женщинам в возрасте от 20 до 40 лет с задержкой менструации от 10 до 50 дней орально давали по 6 г аскорбиновой кислоты в течение каждого из трех последовательных дней и что у 16 из них после этого возобновились менструации. Я написал Самборской и Фердману письмо с просьбой сообщить, проводился ли какой-нибудь тест на беременность, но вместо ответа они прислали мне еще один экземпляр своей статьи".

Вот так и возникают мифы. А в Америке аскорбинку в сочетании с биофлавоноидами и витамином К прописывают как раз для предотвращения выкидыша. Аскорбинку в больших дозах применяют и для профилактики перенашивания беременности, на последних неделях срока. Но в этих случаях ее действие скорее нормализующее, чем наоборот. И в норме аскорбиновая кислота беременной женщине очень нужна: когда ребенок растет, синтез коллагена идет полным ходом. Еще в 1943 году было установлено, что концентрация аскорбата в крови пуповины примерно в четыре раза превышает концентрацию в крови матери: растущий организм избирательно "высасывает" нужное вещество. Будущим мамам даже официальная медицина рекомендует повышенную норму аскорбинки (например, таблетки для беременных и кормящих женщин "Lady's formula" содержат ее 100 мг). И даже российские врачи иногда советуют беременным принимать аскорбинку, чтобы не заболеть гриппом: при первых, самых слабых симптомах или после контакта с больным - полтора грамма, на второй и на третий день - по грамму.

По таблетке за сигаретку

Итак, норма аскорбинки по Полингу - 6 - 18 г в сутки. Но все-таки шесть или восемнадцать? Почему такой разброс и сколько надо принимать лично вам?

Внимательный читатель, конечно, обратил внимание на неувязку в предыдущей главе: если каждые 50 мг аскорбинки повышают ее концентрацию в крови на 5 мг/литр, а объем крови у человека 4 - 6 литров, то почему говорится о 99% усвоения? На самом деле все правильно: примерно половину витамина С сразу поглощают клетки и ткани, которые в нем нуждаются. Но как узнать, сколько именно витамина им нужно? Мы говорили, что потребность в аскорбинке сугубо индивидуальна. Она зависит и от массы тела, и от физической активности, и от состояния здоровья пациента, и от его личных биохимических особенностей (например, от того, насколько эффективен механизм обратного всасывания).

Способ научный - нагрузочный тест: принять определенное количество аскорбиновой кислоты (допустим, 1 г) и потом в течение 6 часов замерять ее концентрацию в моче. Так можно определить, насколько интенсивно ткани поглощают витамин и какая его доля остается в организме. У большинства людей в мочу попадут 20 - 25%. Но если в моче аскорбинки не будет совсем или будет очень мало, это значит, что человеку нужна большая доза.

Более простой способ - принимать суточную дозу в один прием и увеличивать ее, пока не ощутите слабительный эффект. Полинг считает, что этот "предел кишечной толерантности" четко коррелирует с истинной потребностью организма в аскорбиновой кислоте. (К сожалению, у Полинга не говорится, как вводить поправку тем, у кого без аскорбинки проблемы со стулом.) Обычно эффект наступает в интервале 4 - 1 5 граммов, но тяжело больные люди могут потреблять и гораздо больше.

Интересно, что у одного и того же человека потребность в аскорбинке изменяется в зависимости от того, здоров он или болен. Повышенная потребность в аскорбинке наблюдается при бактериальных инфекциях, психических заболеваниях и у злостных курильщиков. Экспериментально показано, что каждая выкуренная сигарета разрушает 25 мг витамина С. А дальше, господа курильщики, считайте сами, сколько вы должны вашему организму за полпачки в день...

Немаловажное замечание: тот, кто начал принимать большие дозы витамина С, должен иметь в виду, что прекращать прием нежелательно - это может ухудшить самочувствие (сам Полинг называет это "эффектом отката"). Но не лучше ли попасть в биохимическую зависимость от витамина, чем от сигарет и алкоголя?

А в общем, согласны мы с Полингом или нет относительно сверхдоз, его аргументация помогает взглянуть правде в глаза. Естественным образом, вместе с пищей, мы, трудоголики смутного времени, не получим даже минимального необходимого количества аскорбинки. Хотя бы одну желтенькую таблетку принять надо. .

Памятка хозяйкам: витамин С в продуктах разрушается быстрее при нагревании с доступом воздуха, в щелочной среде, а также при контакте даже с ничтожными количествами железа и особенно меди. Поэтому старайтесь пользоваться эмалированной посудой; ягоды лучше разминать деревянной ложкой, чем протирать через сито или крутить в мясорубке. Неплохо добавить в компот щепотку лимонной кислоты. В блюдах с высоким содержанием белка или крахмала витамин С сохраняется лучше, так как белки связывают медь. Больше всего витамина С в шиповнике коричном (2 - 4%), меньше в яблочном (1,6%) и в морщинистом (1,5%). Витамина больше в плодах с мясистыми чашелистиками, медленно сохнущими и поднятыми вверх, чем с отогнутыми вниз тоненькими.

Витамин С

Л.Полинг. Лауреат Нобелевской премии, автор фундаментальных исследований и сногсшибательных теорий, едва не опередивший Уотсона и Крика в "гонке за ДНК", на склоне лет написал несколько популярных книжек, которые прослыли антинаучными;

В 2001 году исполняется сто лет со дня рождения выдающегося американского биохимика Лайнуса Полинга (1901 - 1994). Лауреат Нобелевской премии, автор фундаментальных исследований и сногсшибательных теорий, едва не опередивший Уотсона и Крика в "гонке за ДНК", на склоне лет написал несколько популярных книжек, которые прослыли антинаучными; страстный борец за мир, против войны во Вьетнаме и ядерного оружия, сумевший стать персоной нон грата как в США, так и в СССР, в частной жизни был любящим мужем, отцом и дедом... Сегодня мы публикуем сокращениями главу из книги Тома Хейгера "Лайнус Полинг и химия жизни" (Tom Hager, "Linus Pauling and the chemistry of life", New York, 1998).

Присуждение Нобелевской премии мира оказалось полным сюрпризом и чудесной новостью. Лужайка перед домом Полингов в Пасадене быстро заполнилась репортерами и телеоператорами. Посыпались поздравительные телеграммы. Телефон не умолкал. Полинг устроил короткую пресс-конференцию, на которой сообщил всем, что горд и счастлив. "И я надеюсь, - сказал он, - что благодаря этой награде работать для мира станет в США уважаемым занятием".

Полинг торжествовал. Годами он терпел нападки, годами его профессиональная карьера страдала из-за его борьбы против атомной бомбы. Теперь он был отомщен.

Нобелевская премия мира и вправду была великой честью, особенно потому, что она сделала Полинга первым в мире обладателем двух ни с кем не разделенных Нобелевских премий. Общественность, однако, откликнулась на это событие не одними поздравлениями. Несколько газет и журналов выступили с критикой решения Нобелевского комитета, заявляя, что президент Кеннеди заслужил эту премию больше, чем Полинг, которого "Нью-Йорк геральд трибьюн" назвала "увешанным плакатами писником". (Писник - peacnik - одно из появившихся после запуска первого спутника английских слов с русским суффиксом. Оно имеет презрительный оттенок, - как и битник, неряшливый представитель богемы, - и означает человека, не способного ни к чему, кроме демонстраций за мир. -( Примеч. переводчика .)

Этот хор недоброжелательных голосов обескуражил Полинга, как обескуражили его и прохладные похвалы, с которыми президент Калтеха Дюбридж выступил в местной газете. Дюбридж счел возможным процитировать чье-то высказывание о том, что "многие не одобряют некоторые его (Полинга) методы и действия". В статье не было ни поздравлений, ни слова о чести для Калтеха, ни сообщения о грандиозном приеме вроде того, который девятью годами раньше был устроен в честь Полинга, получившего Нобелевскую премию по химии.

Звание нобелевского лауреата - и 50 000 долларов, полученные вместе с ним (это примерно равнялось трехгодичному жалованью Полинга) - позволяло ему сделать ответный ход. Через несколько дней после опубликования статьи Дюбриджа Полинг созвал еще одну пресс-конференцию. Под жужжание камер и вспышки блицев он объявил, что после 40 лет пребывания в Калтехе, сначала студентом, потом преподавателем, потом главой химического факультета - он покидает институт. Он сказал, что переезжает в Санта-Барбару, чтобы стать сотрудником Центра по изучению демократических институций, своего рода либерального клуба экспертов, решающих политические и социальные проблемы.

Санта-Барбара его разочаровала. Ава-Хелен (супруга Полинга. - Примеч. переводчика.) скучала по пасаденским подругам. Полинг, собиравшийся создать научно-обоснованную этическую систему, обнаружил, что делает очень мало, зато участвует в бесконечных обсуждениях и дебатах.

Тосковал он и по своим научным занятиям. Лаборатории при Центре не было, а без лаборатории он не мог убедить организации, распределяющие гранты, дать ему деньги для реализации новых идей.

Все предыдущее десятилетие Полинг работал в науке в лучшем случае урывками. Научные проекты, которыми он руководил (самые значительные из них - исследование молекулярных причин психических заболеваний и неудачная попытка открыть механизм анестезии), не дали заметных результатов. Единственная хорошая работа была выполнена в 1961 году, когда он с сотрудником обратил внимание на то, что молекулярные вариации гемоглобина различных видов животных коррелируют с их эволюционной удаленностью друг от друга. Чем больше времени прошло с момента разделения видов, тем больше у них различия в строении молекул гемоглобина. Полинг назвал это явление молекулярными часами и с его помощью показал, например, что человек и горилла разошлись в своем развитии гораздо позже, чем считалось.

Он был постоянно занят поисками какой-то большой идеи, которая, подобно идее молекулярной комплементарности, открыла бы перед ним новые научные горизонты.

И в 1965 году он нашел такую идею. Оставшись переночевать в Кармеле (Калифорния) у своего друга, врача психиатра, и ища что-нибудь почитать, он наткнулся на книгу, в которой описывалось применение ниацина (это один из витаминов группы В) для лечения шизофрении, серьезного психического заболевания. Полинга поразило сделанное в этой работе открытие, что дозы витамина, в сотни раз превышающие рекомендованные, иногда излечивают это заболевание. Полинг сразу же принялся читать все, что имелось в литературе о влиянии витаминной терапии на работу мозга.

Через несколько недель идея начала оформляться в голове Полинга. Из прочитанного он узнал, что мозг является сложной электрохимической системой, в которой сигналы передаются от одной нервной клетки к другой. А из своего долгого опыта химика он знал, что химические реакции хорошо идут только при правильных концентрациях реагирующих веществ: когда одних или других молекул слишком мало, реакция замедляется. А что, если рассматривать работу мозга, спросил себя Полинг, как набор химических реакций? Оптимальной работы можно ожидать от мозга только в том случае, когда он получает нужные молекулы в нужных количествах... Возможно, подумал Полинг, психические расстройства возникают из-за нарушения молекулярного баланса в мозгу. Возможно, что эта концепция, для которой Полинг предложил название ортомолекулярной, чтобы подчеркнуть свою мысль о "нужных молекулах в нужных количествах", применима и ко всему организму.

Толчок к разработке этой идеи был дан Полингу в 1966 году. Выступая в Нью-Йорке на вручении ему медали имени Карла Нойберга, присужденной за работы, объединяющие биологическую и медицинскую науки, Полинг заметил, что хотел бы прожить еще 20 лет, чтобы стать свидетелем великих научных открытий. Через несколько дней он получил письмо от Ирвина Стоуна, биохимика, присутствовавшего на вручении медали Полингу. Почему только 20, спрашивал Стоун, если вы можете прожить еще 50 лет, увеличив свое потребление витамина С?

Полинг начал переписываться со Стоуном и читать литературу о вита мине С. Проблема состояла в том, считал Стоун, что правительство приняло слишком низкую норму минимального суточного потребления витамина С, достаточную лишь для предотвращения цинги. Стоун утверждал, что гораздо более высокие дозы витамина С помогут предотвратить вирусные болезни, рак, болезни сердца. Но как много витамина С должны потреблять люди? Крысы, которые, в отличие от человека, синтезируют свой собственный витамин С, вырабатывают его столько, сколько в пересчете на вес человека равнялось бы 2000-4000 мг в сутки - примерно в 100 раз больше рекомендованных норм. Сам Стоун принимал ежедневно 3000 мг витамина С. На Полинга произвели впечатление эволюционные доводы Стоуна, и он тоже начал считать, что здесь кроется потенциальная возможность улучшения здоровья путем обеспечения идеального, а не минимального количества необходимых молекул. Просмотрев необходимую литературу и убедившись, что большие дозы витамина С, по-видимому, не представляют заметной угрозы для здоровья, Полинг решил попробовать принимать его сам. Он и Ава-Хелен начали ежедневно принимать по 3000 мг аскорбиновой кислоты.

Результат был поразительным. Они оба обнаружили, что у них прибавилось сил, улучшилось самочувствие и, что было удивительнее всего, у Полинга прекратились постоянно мучившие его простуды. Три года Полинг вынашивал свои идеи насчет витамина С и здоровья. За это время он ушел из центра по изучению демократических институций и занялся поисками места, где он снова смог бы занять ся наукой. Академический 1967/68 год он провел в качестве приглашенного профессора в Калифорнийском университете Сан-Диего, что не только дало ему возможность вернуться к преподаванию, но и открыло ему доступ к лаборатории, где вместе с молодым, талантливым и трудолюбивым ученым по имени Арт Робинсон он начал серию биохимических экспериментов. Поначалу казалось, что такое положение может стать постоянным, однако возраст Полинга и его убеждения, которые он не перестал высказывать публично (теперь он протестовал против вьетнамской войны и иногда даже призывал студентов к протестам против американского милитаризма), побудили университетские власти продлить свое приглашение только на год.

Поэтому он и Ава-Хелен снова перебрались, на этот раз в Стэнфордский университет, где ему удалось устроиться на должность профессора-консультанта по химии с тем условием, что свои расходы на покупку книг и необходимого для работы оборудования он будет оплачивать из своего половинного жалованья. Стэнфорд был предпочтительнее Сан-Диего по многим причинам. Во-первых, персонал химического факультета и руководство были рады заполучить к себе Полинга. Во вторых, в этом частном университете не было проблем с государственными правилами относительно возраста, в котором работники должны выходить на пенсию. И наконец, он был расположен к югу от Сан-Франциско в приятном зеленом городке Пало-Альто, гораздо ближе ко второму дому Полингов, построенному ими на Нобелевскую премию мира в Виг-Сер, на живописном океанском берегу.

Арт Робинсон последовал за Полингом в Стэнфорд, где стал ему помогать. Робинсон был специалистом по газовой хроматографии, исключительно чувствительному методу разделения и анализа химических соединений в сложных смесях, подобных моче или крови. Он объединил этот метод с компьютерным анализом и использовал его для отслеживания судеб молекул в организме. Старый теоретик Полинг и молодой экспериментатор Робинсон решили вместе заняться проверкой ортомолекулярных идей Полинга.

Их работа спокойно продвигалась вперед до 1969 года, когда Полинг в своей лекции мимоходом бросил замечание, что сам с успехом применяет витамин С для профилактики простуды. Местные газеты тут же раз звонили об этом, и вскоре высказывания Полинга о том, что большие дозы витамина С полезны, стали достоянием гласности. Несколько врачей немедленно обрушились на него с критикой. Где, спрашивали они, научные доказательства правоты Полинга?

И Полинг начал их собирать. Он нашел пять аккуратно выполненных широкомасштабных медицинских исследований, явно доказывавших, по его мнению, что дозы витамина С, превышающие нормальные, способны снижать частоту и тяжесть простуды. В некоторых из этих исследований пациентам давали немного добавочного витамина С, и эффект был невелик. В других работах и дозы были больше, и эффект более заметный. Самые большие дозы были в швейцарском эксперименте с лыжниками, где одна половина группы ежедневно получала дополнительно по 1000 мг витамина С, а другая половина - нет. В получавшей витамин С группе количество человеко-дней простуды оказалось на 61%, а тяжесть простуды - на 65% меньше, чем в контрольной группе. Это скромное исследование убедило Полинга в том, что он на пути к очень важному открытию. Потребляя больше витамина С, дешевого и безопасного элемента питания, миллионы людей смогут улучшить свое здоровье. Взволнованный Полинг начал писать о своем открытии и статью в научный журнал, и научно-популярную книгу.

Это был период самой бурной научной и общественной работы Полинга. Его статья была отвергнута журналом "Science", но его научно-популярная книга, "Витамин С и обычная простуда", увидевшая свет осенью 1970 года, стала бестселлером. Полинг рассказывал о своей книге в газетах, журналах, в интервью по радио и на телевидении. Люди стали покупать витамин С в больших количествах. За несколько месяцев его продажа удвоилась, утроилась и учетверилась. Запасы аптек были распроданы. Производите ли начали строить новые заводы, что бы удовлетворить растущий спрос. Витаминная промышленность еще не видела такого бума.

Однако врачи по-прежнему были настроены скептически. Глава Управления по контролю за пищевыми продуктами и лекарствами США назвал ажиотаж вокруг витамина С "смехотворным" и заявил, что "нет никаких научных доказательств и не было ни одной достойной внимания научной работы, которая свидетельствовала бы о том, что витамин С может предотвращать или излечивать обычную простуду". "Журнал Американской медицинской ассоциации" писал о книге Полинга: "Мы слышим здесь не взвешенные суждения ищущего истину философа или ученого, а четкие, решительные речи коммивояжера, который хочет что-то продать... Многие почитатели Лайнуса Полинга пожалеют, что он написал эту книжку". В медицинской прессе Полинга критиковали за то, что он обратился прямо к публике, не обнародовав свои идеи сначала в научных журналах, где перед публикацией работы оцениваются экспертами; за то, что он предвзято ссылается лишь на те работы, которые говорят в пользу его теории, и за пропаганду значительных изменений в питании без каких-либо знаний о долговременных последствиях таких изменений.

Точно так же, как он поступал в дебатах о ядерном оружии, Полинг тотчас же бросился в контратаку. Он никогда не заявлял, говорил он, что витамин С может излечить простуду. Он понимает, что индивидуальные реакции как на витамин С, так и на простуду очень различны: некоторые люди никогда не простужаются независимо от того, принимают они витамин С или нет, другие постоянно простужаются независимо от принимаемой дозы витамина. Однако для подавляющего большинства, считал Полинг, витамин С в состоянии укрепить организм, повысить его сопротивляемость инфекции, предотвратить одни простуды и облегчить течение других.

В великих дебатах о витамине С противниками Полинга оказались большинство врачей, некоторые диетологи и другие ученые, которые заявляли, что Полинг хотя и получил когда-то Нобелевскую премию, но на старости лет залез не в свой огород, что в диетологии он профан, что он шарлатан и помешавшийся на здоровье чудак. На другой стороне оказались несколько ученых, которые знали Полинга достаточно хорошо, чтобы с уважением относиться к его интуиции, и 50 миллионов простых людей, которые в середине 70-х годов начали ежедневно принимать витамин С.

Для руководства Стэндфордского университета не было большим счастьем видеть среди своих профессоров человека, которого в печати называли шарлатаном. Не радовало руководителей и то, что Полинг постоянно призывал студентов протестовать против вьетнамской войны. Поэтому ни у кого не вызвало удивления, когда в начале 70-х годов университет отказался предоставить Полингу и Робинсону дополнительную площадь.

Выход нашел Робинсон. Он был знаком с богатым производителем хроматографического оборудования, который мог предоставить им деньги на сооружение лаборатории вне университетского кампуса. Почему бы не покинуть Стэнфорд и не организовать собственный исследовательский институт?

Полинг согласился попробовать. Весной 1973 года были решены вопросы финансирования, и Полинг с Робинсоном объявили, что собираются в нескольких милях от Стэнфорда организовать новый Институт ортомолекулярной медицины.

Полинг, которому теперь было 72 года, с энергией юноши занялся новым проектом. Пока Робинсон устанавливал лабораторное оборудование и руководил сотрудниками, Полинг ездил, произносил речи, писал заявки на гранты, собирал деньги, необходимые для новых исследований.

Потерпев неудачу с получением денег из обычных источников, Полинг обратился к общественности. Был нанят профессиональный сборщик пожертвований и организована широкая кампания рекламных объявлений и прямых письменных обращений с просьбами о пожертвованиях. И публика откликнулась. К середине 70-х годов сотни тысяч долларов потекли в институт. Робинсон стал мечтать о переводе института в Орегон, в новое здание, о его расширении и превращении в пользующийся мировой известностью исследовательский центр.

Остальные сотрудники не разделяли эти его мечты. Многим нравилась Калифорния, и им не хотелось из нее уезжать. Многих не устраивал стиль руководства Робинсона, временами авторитарный. Вместо того чтобы сделать возможной научную работу, деньги раскололи институт на два враждующих лагеря.

По одну сторону баррикады оказался Робинсон, по другую - Полинг. Робинсон отказался от своей научной карьеры в Сан-Диего и последовал за Полингом, поставив все на его институт. Пока Полинг разъезжал по свету с миротворческими речами или проводил время на ранчо в Биг-Сер, Робинсон тянул лямку рутинной повседневной работы в институте. У него были свои идеи относительно витамина С, и он начал перестраивать планы экспериментов в соответствии со своими теориями. "Арт начал думать, что институт принадлежит ему", - позже сказал об этом времени Полинг.

Однако институт был не Робинсона, а Полинга. И когда он узнал о недовольстве персонала и о том, что Робинсон начал переориентировать исследования витамина С в направлении, которое Полинга не устраивало, он решил, что этому надо положить конец. В июне 1978 года он попросил Робинсона подать в отставку. Робинсон отказался. Вместо этого, возмущенный подобным обращением, он вчинил Лайнусу Полингу и институту иск на 25,5 миллионов долларов.

Это была скверная новость, но еще худшие ожидали впереди. Ава-Хелен заболела, и диагноз был плохим: рак желудка. Последующая операция очень ослабила ее. Казалось, что за несколько месяцев она постарела на 10 лет. Несмотря на совет ее врача, она отказалась от химиотерапии. Вместо этого она увеличила суточный прием витамина С до 10 граммов.

Некоторое время казалось, что это помогло. Она вновь обрела свою энергию и даже почувствовала себя достаточно хорошо, чтобы сопровождать Полинга в его многочисленных лекционных поездках. Она стала брать уроки музыки, училась играть народные песни на гитаре и купила рояль для их дома в Биг-Сер. В это время, в конце 70-х, она и Полинг не разлучались.

Однако в 1981 году рак вернулся. На этот раз никакие количества витамина С не помогали, хотя Полинг не опускал руки. Он все еще верил, что большие дозы сотворят чудо, как это произошло в

Шотландии с некоторыми пациентами в поздней стадии рака. Он надеялся, что сможет заставить рак отступить, и не покладая рук работал, чтобы спасти ее. Однако ему не было суждено выиграть эту битву. Ава-Хелен умерла у себя дома 7 декабря 1981 года. Первые месяцы после ее смерти были самыми трудными. Полинг ловил себя на том, что непроизвольно стонет от боли всякий раз, когда произносят ее имя. Он так и не перестал горевать, однако со временем постепенно свыкся с необходимостью продолжать жизнь одному.

В результате настойчивых усилий Полинга Национальный институт рака решил выделить средства для финансирования двух исследований в пользующейся мировой известностью клинике "Майо" в Миннесоте. Целью этих исследований было выяснить, действительно ли витамин С помогает раковым больным. Полинг с нетерпением ждал результатов, однако испытал глубокое разочарование, когда они были опубликованы. Оба исследования на пациентах с последней стадией рака, по видимому, показывали, что прием витамина С никак не повлиял на продолжительность их жизни. Медицинская общественность восприняла это как последнее слово в данном вопросе, хотя Полинг потратил несколько месяцев, пытаясь объяснить, что опыты были поставлены неправильно.

В 1986 году он опубликовал книгу, озаглавленную "Как прожить дольше и чувствовать себя лучше". Эта книга стала еще одним бестселлером.

Даже на девятом десятке, даже без Авы-Хелен Полинг продолжал много путешествовать, часто выступал с лекциями и регулярно печатал статьи по широкому кругу вопросов - от структуры кристаллов до ядерной физики, от сверхпроводимости до обмена веществ в человеческом организме, от химической связи до борьбы за мир. Он не переставал получать награды, почетные ученые степени и пропагандировать витамин С.

А потом медленно, гораздо медленнее, чем он надеялся, мнение научной общественности стало склоняться на его сторону. Новые группы молодых исследователей по-новому смотрели на витамин С, изучая его свойства как антиоксиданта, то есть вещества, препятствующего повреждению клеток свободными радикалами. В 1990 году Национальный институт рака принял решение созвать международную конференцию по витамину С. Было много докладов о его роли в реакциях обмена веществ, о его способности препятствовать возникновению и росту опухолей, увеличивать продолжительность жизни, уменьшать токсичность противораковых лекарств и повышать эффективность других методов лечения рака. "Это было замечательно, это было великое событие!", - сказал Полинг, когда конференция закончилась.

А гора фактов продолжала расти. Медицинское обозрение сообщило, что в 34 исследованиях из 47 была установлена способность витамина С предотвращать возникновение различных видов рака. Журнал "Тайм" опубликовал большую статью о поразительной пользе, которую приносит дополнительный прием витаминов, особенно антиоксидантов, подобных витамину С. Было показано, что дополнительный прием 500 мг витамина С в день увеличивает ожидаемую продолжительность жизни в среднем на 5 лет. В 1992 году на специальном заседании Нью-Йоркской академии наук профессор диетологии сказал:

"Три дня я здесь слушал разговоры о пользе больших доз витамина С и других природных веществ, но я не услышал ни одного упоминания имени Лайнуса Полинга. Не пришло ли время нам признать, что Лайнус Полинг все время был прав?" Ответом на этот вопрос была долгая овация.

Полинг, которому теперь было за 90, радовался хорошим новостям, но счастья они принесли ему меньше, чем могли бы дать прежде. У него нашли рак. Зимой 1991 - 1992 годов он перенес серию операций и начал лечиться большими дозами витамина С, свежими фруктами и овощами и экспериментальным методом стимулирования иммунной системы.

Большую часть времени теперь он проводил на своем ранчо в Биг-Сер, где делал расчеты, примостившись на отвесном берегу Тихого океана, принимал навещавших его старых друзей, смотрел в океанскую даль. Дети по очереди ухаживали за ним. Он закончил серию статей о структуре атомных ядер - тема, которая интересовала его со студенческих лет в Калтехе. Потом он отложил перо в сторону.
Лайнус Полинг умер в Биг-Сер 19 августа 1994 года.

Перевод Ю.Ф.ОРЕХОВА

Нобелевский лауреат Джеймс Уотсон: "Всегда имей в друзьях кого-то, кто может тебя спасти"

Легендарный генетик, открывший структуру ДНК - ее двойную спираль - приехал в Москву и объяснил студентам МГУ, как стать успешным ученым .

Валерий ЧУМАКОВ - 18.06.2010

КАК СТАТЬ УЧЕНЫМ И ОСТАВАТЬСЯ ИМ

В "правилах Уотсона" всего четыре параграфа. Но у каждого - по нескольку подпунктов. Вот они - с разъяснениями самого ученого.

Правило 1: Развивайте интеллект в аспирантуре

a. Выберите научного руководителя из числа молодых и амбициозных. Даже если они имеют ужасную репутацию. б. Развивайте в себе интеллектуальную смелость, чтобы не испугаться уже в начале работы
в. Не тратьте времени на различные вспомогательные курсы и программы повышения квалификации
г. Не выбирайте исходные тезисы для вашей диссертации
д. Круг ваших интересов должен быть значительно шире, чем это нужно для достижения поставленной цели

"Научный руководитель должен быть умным, амбициозным и молодым. Только в таком случае вам не придется тратить время на изучение неактуальной и неперспективной темы. Плохая репутация - это, конечно, ужасно, но ее можно воспринимать как неизбежную плату за будущий успех. Выберите учителя, который по достоинству оценит ваши интеллектуальные способности и интересы. Только в таком случае вы заручитесь необходимой поддержкой и получите дополнительный источник научного вдохновения».

По мнению 82-летнего Уотсона, молодой, пусть даже еще не имеющий особых заслуг руководитель, лучше чем заслуженный мастодонт. Лучше уже тем, что он не успел закоснеть в своих взглядах. И не превратился из исследователя в консервативного защитника пары-тройки собственных теорий. Вообще, «большинство ученых не любят молодых коллег за то, что они поднимаются выше своих учителей …

Ученый признался, что в школе и колледже вообще практически игнорировал те предметы, которые были ему неинтересны, например, математику. Зато усиленно налегал на биологию и химию. То же он посоветовал и студентам: заниматься всегда тем, что нужно, и не тратить времени на то, что может не пригодиться.

А как же сдавать экзамены по неинтересным предметам? Тут Уотсон дал четкий совет: постарайтесь понять, как мыслит учитель и дайте ему тот ответ, который он желает получить. Если что-то не помнишь, о у тебя есть о предмете базовые представления, необходимые знания можно просто вывести: «Чаще всего студентов заставляют запоминать ключевые факты, даты и имена. Но гораздо важнее знать не что произошло, а почему это происходит».

Правило 2: Получайте удовольствие от работы в лаборатории

а. Постарайтесь сразу проявить себя, свое имя
б. Банальные мысли господствуют и в гениальных головах, боятся их не стоит
в. Тренируйте интеллект скучной работой
г. Работайте по воскресениям
д. Не работайте поздним летом, это претит человеческой природе

Вообще, по словам Уотсона, начинающему ученому амбициозность не вредит. В отличии от ученого маститого. Но и некоторая легкомысленность в деле нужна обязательно: «Работать нужно весело. С вами должны трудиться интеллектуально равноценные люди, с которыми у вас есть общие интересы. В таком случае вы можете даже отвлечься на научную чепуху, пошутить и снова заняться делом …

Надо избегать занудства. И сами не занудствуйте, и с занудами не водитесь». А насчет воскресенья: «Если не заниматься в это время работой, то что же еще делать?»

Правило 3: Делайте науку собственноручно

а. Ставьте перед собой большие цели, чтобы ощущать себя большим ученым
б. Если тема семинара вам интересна, садитесь в первом ряду
в. Невоспроизводимый результат может из неприятности превратится в благо
г. Всегда подбирайте зрителей для ваших экспериментов
д. Избегайте работать в области, которая кажется вам скучной

«Если вы не любите один из предметов - выберите специальность, на которой изучение ненавистной науки сводится к минимуму». Потом, в процессе, может оказаться, что пропущенный предмет все-таки нужен. Так случилось у Уотсона с математикой: в работе над структурой ДНК без нее обойтись было невозможно. Но, поскольку мозги у молодого ученого были настроены правильно, для него это уже было не страшно. Напротив, когда знание математики стало ему необходимо для дальнейшей работы, она вдруг из скучной превратилась в интересную.

А посещение нужных лекций и чтение нужных книжек быстро восполнили мешавшие пробелы в образовании.

Правило 4: Стремитесь к золоту

а. Всегда имей в друзьях кого-то, кто может тебя спасти"
б. Выбирай цель которая опережает время
в. Беритесь за проблему только в том случае, если чувствуете, что она через несколько лет принесет ощутимый результат
г. Работай с теми, кто равен тебе по интеллекту
д. Будь в тесном контакте с интеллектуальными конкурентами
е. Не стоит быть самым ярким в комнате

Сам мэтр сейчас занят исследованиями в области генетики онкологических и психических заболеваний: «Это крупная тема, и она станет прорывной в течение пяти лет. Вот этим и нужно заниматься в аспирантуре, а потом точно представлять дальнейшие программы исследования. Если бы я сейчас только закончил аспирантуру, то я бы занялся проблемой рака». Если научное чутье подвело, то надо не пугаться, и ломиться упрямо в бесперспективность. «Оперативно смените поле деятельности … У вас должен быть план «Б», которым вы воспользуетесь в случае своего поражения или коммерческой неудачи. Сохраняйте хорошие отношения с людьми, которые могут быть вашими потенциальными работодателями».

«У вас должны быть только те друзья, у которых вы можете чему-то научиться. Вот поэтому у меня почти и не было друзей».

По словам Уотсона, в скачках на приз ДНК участвовало три лошади, только две из них сошли с дистанции. Вместе со своим соавтором Френсисом Криком он постоянно общался с конкурентами, Морисом Уилкинсом и Розалиндой Франклин. В разговорах они, конечно, не раз выбалтывали лишнее, но такое же «лишнее» частенько вычерпывали и из болтовни соперников. Кстати, нобелевку Уилкинс получил вместе с ним.

Возможно, премию дали бы и Розалинде, но ее к тому времени не было в живых: чрезмерное увлечение рентгеновскими лучами не прошло бесследно, и она умерла от рака в 1958 году в возрасте 37 лет. А посмертно нобелевская премия не дается.

Но были и те, с кем общаться было страшновато и сложновато. Такими были признанные великие ученые, которые часто сами страдали от своей «великости». В случае с исследованиями ДНК пострадал от нее Лайнус Полинг, который, по словам Уотсона, «вел себя как Господь и не терпел никакой критики», в результате чего пошел по неверному пути.

В конце Уотсон пообщался с залом. На первый же вопрос, заданный ведущей встречи, о том, какие девушки нравились молодому Уотсону, последний не задумываясь ответил: «Ну-у-у, примерно такие, как вы». Дальше его спросили о том, не видит ли он связи между выбором мужчиной профессии дизайнера или стилиста и его сексуальной ориентацией, на что генетик честно ответил, что связи не видит. А на вопрос, как сделать так, что научный коллектив стал многообещающим, 82-летний лауреат нобелевской премии, автор открытия, признанного ведущими учеными мира главным открытием прошлого века, многолетний директор научного института Колд Спринг Харбор, ведущий генетик планеты, предложил: «Наверное, стоит его хорошенько накормить».

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Джеймс Уотсон. Родился 6 апреля 1928 года. В 15 лет поступил в колледж, в 19 получил степень бакалавра зоологии университета Чикаго. В 1951 году в Кавендишской лаборатории Кембриджского университета, где занимался изучением структуры белков, познакомился с физиком Фрэнсисом Криком. Вместе они начали работу над моделированием структуры ДНК и вскоре додумались до двойной спирали. В 1953 году результаты их работы были опубликованы в журнале Nature а в 1962 году они были удостоены Нобелевской премии «за открытия, касающиеся молекулярной структуры нуклеиновых кислот и их значения для передачи информации в живой материи». Тогда Уотсону едва исполнилось 34 года. В начале 1990-х годов он стал первым руководителем международного научно-исследовательского проекта «Геном человека», инициатором которого и был.

Комментария Эргашака:

Бесконечно усердствование в одном идее, ближе к безумству. В каждом деле есть в среднем три мерило: начало, середина и верхняя точка. Одному подходит начальная доза, многим средняя, а крайне немногим высшая мера. Зачастую эти мерили между собой, варьируются: если возьмём, средний курс лечение препаратом 24 дня, допустим, из них три дня больной принимает лекарству по высшей дозе, 12 дней срединной и остальные 9 дней в сниженном количестве. При этом больной сам должен руководствоваться маятником или его семейный или лечебный врач должен применять вегатест или один из аппаратов Фолля, которые в наше время дешевы и при желании общедоступны.

Любые витамины в определенных дозах являются жизненно важными лекарствами, подходящими к своим названиям: слова витамин переводе означает жизнь. Одновременно при передозировке они становятся ядовитыми. Все знают, что тропические фрукты многим людям при употреблении в больших количествах вызывают аллергии. При этом большое количество одному человеку могут быть килограмм, а другому даже один грамм. Помню, одна девушка не могла заходить в тот дом или магазин, где есть ананас. От одного нюха воздуха ананаса ей становился хуже. Знаете, почему лимоны, апельсины и похожие фрукты алллергичны, потому что в них много витаминов. Особенно витамины группы B действуют чувствительным людям сильно: их малые количества вызывают шок. Еще мы не знакомы свойствами многих витаминов, даже еще не открыто сотни названий витаминов. Я раньше тоже писал об этом, еще повторяю, особенно не балуйте детей большими дозами витамина C, у ребенка большими дозами аскорбиновой кислоты нарушается эндокринная система и у него могут возникать что угодно на этом почве, от ожирении до диабета. Взрослые тоже, если примут сверх дозы антиоксидантов, в их организме спящие раковые клетки активируются, и возбуждается опухолевый процесс. Особенно беременные, никогда ни должны принимать синтетических витаминов, а природные витамины тоже должны употреблять под наблюдением опытного целителя.


Нравится

Форма входа

Кто на сайте

Сейчас 135 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте