Народный лекарь

сайт народной и нетрадиционной медицины азиатского лекаря Эргашака

No result...

Печень — это тот орган,

 

 

который завершает образование крови, хотя сосуды брыжейки до некоторой степени превращают хилус в кровь, поскольку в них есть способность, присущая печени. Кровь это, в действительности, питательное вещество, превратившееся в нечто сходное с печенью, которая представляет собой красное мясо, подобное крови, но только крови застывшей.

 

Печень лишена нервных нитей. В ней рассеяны сосуды, которые представляют собой корни того, что из нее растет, разделяющиеся наподобие волокон, как ты уже узнал из параграфа об анатомии покоящихся сосудов – О венах.

Печень  всасывает хилус из желудка и кишок при посредстве ответвлений воротной вены, называемых сосудами брыжейки и идущих из ее вогнутой части. Она варит там хилус, превращая его в кровь, и направляет в тело через посредство полого сосуда – нижняя полая вена, растущего из ее выпуклости. Водянистую часть хилуса она направляет к почкам через свою выпуклость, а желчную пену направляет в желчный пузырь через вогнутую часть, поверх «ворот»; черножелчный осадок она направляет в селезенку тоже через вогнутую часть.

 

Хилус (позднелат. chylus, от греч. khylós — сок) — название различных по функциям, но похожих по внешнему виду и составу жидкостей в организме человека и животных.

По внешнему виду хилус напонимает млечный сок. Это молочно-белая жидкость содержится в лимфатических сосудах брыжейки животных и человека. Плевральная жидкость – тоже хилус  при отсутствии примеси крови также напоминает по цвету молоко и при биохимическом исследовании содержит повышенное количество триглицеридов. Также хилусом называется лимфа, текущая от кишечника и смешанная с продуктами кишечного пищеварения, успевшими всосаться кишечными ворсинками. Обогащение хилуса капельками жира происходит в тонкой кишке, поскольку она пронизана лимфатическими канальцами, имеющими низкое давление, что позволяет большим молекулам жира впитываться именно в лимфу, а не в кровь, как это делают более лёгкие молекулы сахара и/или аминокислот.

 

 Часть печени, прилегающая к желудку, вогнута, чтобы она хорошо располагалась на выпуклости желудка, а часть, прилегающая к грудобрюшной преграде,— выпукла, дабы не был стеснен простор движения преграды; наоборот, печень касается ее как бы почти точкой и примыкает к ней близ растущего из нее большого сосуда, соединяясь с нею очень прочно; эта часть печени выпукла еще и ради того, чтобы изгибающиеся над ней ребра хорошо ее охватывали.

 

Печень окутана богатой нервами оболочкой – частица Гликсона, рождающейся из маленького нерва, который подходит к ней, чтобы сообщить ей некоторую чувствительность, как мы говорили в часть о легких  - об анатомии легких — наиболее явна эта чувствительность на вогнутой стороне,— и чтобы связать ее с другими внутренностями. К печени идет также небольшой бьющийся сосуд, который в ней разделяется; он переносит в печень пневму и сохраняет в ней прирожденную теплоту, уравновешивая ее своим биением. Этот сосуд потому направлен именно в вогнутую часть печени, что выпуклость ее овевается пневмой благодаря движениям грудобрюшной преграды.

 

В печени не создано обширного пространства для крови; там находятся только разделяющие ветви сосудов, дабы все они удерживали хилус и чтобы отдельные части хилуса полнее и быстрее подвергались воздействию печени.

 Сосуды, прилегающие к печени, имеют более тонкую оболочку, дабы они скорее доводили до хилуса действие мясистого вещества печени. Оболочка, окружающая печень, связывает ее с оболочкой, окутывающей кишки и желудок, о которой мы уже говорили, и соединяет ее также с грудобрюшной преградой посредством крупной крепкой связки; с задними ребрами она связывает печень другими связками, тонкими и маленькими.

 

Печень соединяет с сердцем связывающий их сосуд, о котором ты уже знаешь; он поднимается от сердца к печени или поднимается от печени к сердцу, смотря по тому, какого из этих двух воззрений придерживаться. Связь этого сосуда с печенью упрочена твердой, плотной оболочкой, проходящей сверху по печени; более тонка та сторона этой оболочки, которая примыкает ко внутренней стороне печени, ибо так лучше и безопасней, поскольку она касается нежных органов.

Печень человека больше печени всякого животного, близкого к нему по размерам и по величине; говорят, что чем больше животное есть и чем слабее у него сердце – то есть она трусливей, тем больше размеры его печени.

Печень соединяет с желудком нерв, который, однако, тонок; поэтому печень и желудок соучаствуют в заболевании только при очень опасных случаях опухолей, в печени. Прежде всего из печени растут два сосуда. Один из них выходит из вогнутой стороны, и наибольшая его полезность заключается в привлечении к печени питательных веществ; он называется «воротами» - воротной веной.

 

 Другой выходит из выпуклой стороны; полезность его состоит в доставлении питательных веществ из печени к органам, и он называется «полым»; мы уже изложили анатомию обоих этих сосудов в Книге первой.

 У печени имеются придатки, которыми она окружает и крепко держит желудок, подобно тому, как окружают схваченную вещь пальцы. Наибольший из этих придатков тот, который особо выделен наименованием «придатка»; на нем лежит желчный пузырь, и он вытянут по направлению книзу.

Общее число придатков у печени — четыре или пять.

Знай, что тело печени не у всех людей прижато к задним ребрам и крепко опирается на них, хотя у многих дело обстоит именно так.

От этого зависит и степень соучастия в заболеваниях, я разумею соучастие печени с задними ребрами и грудобрюшной преградой.

Мясистое вещество печени лишено чувствительности, но часть ее, прилегающая к оболочке, кое-что ощущает, ибо она приобрела небольшую чувствительность от частей оболочки, богатой нервами. Поэтому неодинаково упомянутое соучастие и суждение о степени  его у различных людей.

Ты уже знаешь, что зарождение крови происходит в печени; в ней же отделяются желтая желчь, черная желчь и водянистая часть крови. Иногда происходит нарушение обоих действий, иногда нарушается зарождение крови и не нарушается отделение желчи; если же нарушается отделение, то нарушается и зарождение хорошей крови.

 

 Иногда нарушение отделения происходит не по причине, зависящей от печени, но по причине, связанной с органами, которые извлекают из нее то, что отделяется. В печени действуют все четыре естественные силы, но наибольшая переваривающая сила находится в ее мясистом веществе, а большая часть других сил сосредоточена в волокнах.

 Вполне возможно, что в сосудах брыжейки имеются все эти силы, хотя один из более поздних врачей возражает древним и говорит: «Ошибается тот, кто приписывает брыжейке привлекающую и удерживающую силу. Брыжейка есть лишь путь для того, что привлекается, и нельзя допустить, чтобы в ней самой была способность привлекать».

В защиту этого он приводит доводы, похожие на слабые доводы, которые он выставляет во всех других вопросах, и говорит: «Если бы брыжейке была присуща привлекающая сила, то у нее, несомненно, была бы и сила переваривающая, а как может быть у нее переваривающая сила, если питательное вещество не задерживается в ней настолько, чтобы подвергнуться какому-либо воздействию?».

 

 Далее он говорит: «Если бы у брыжейки была привлекающая сила и у печени тоже, то вещество этих органов, несомненно, было бы одинаковым вследствие однородности сил». Однако этот слабо рассуждающий человек не знает, что если привлекающая сила пребывает в протоке, по которому происходит привлечение, это более ему способствует; таким же образом, если изгоняющая сила наличествует в проходе, через который вещество изгоняется, как, например, в кишках, это способствует ее действию. Он забывает, что привлекающая сила имеется в пищеводе, хотя пищевод является проходом, и не знает, что нет большой беды, если в каком-нибудь из проходов имеется привлекающая сила и отсутствует переваривающая сила, с которой следовало бы считаться, поскольку сила нужна здесь не для переваривания, а для привлечения пищи.

 

Он забыл также и о том, что хилус претерпевает в брыжейке некоторое превращение, и нельзя отрицать, что причиной этого является наличие в брыжейке переваривающей силы, и что в ней имеется также удерживающая сила, которая несколько удерживает, хотя и недолго. Позабыл он и о том, что волокна, предназначенные для известных действий, бывают различного рода, и счел невозможным, чтобы в органах, где пища проходит быстро, происходило некоторое переваривание.

Однако это отнюдь не невозможно, и древние врачи говорили, что даже в самом рту имеет место некоторое переваривание. Не отрицают они также и того, что тощей кишке присуща способность, изгонять и переваривать, а это орган, который быстро освобождается от своего содержимого.

 

Забыл этот врач, что вполне  допустимо, чтобы органы различались по своему веществу, но соучаствовали в привлечении чего-либо. Хотя привлекаемое идет по единому пути ко всем органам, и забыл он, что привлечение сильнее всего осуществляется печенью при помощи волокон ее сосудов, которые по веществу однородны с брыжейкой и не очень далеки от нее в этом отношение. Сколько же ошибок совершил этот человек в своем рассуждении!

Что же касается того, что говорит Гален, то он имеет в виду первоначальное, сильное привлечение, при котором начинается сколько-нибудь значительное движение; целью его является  отвратить от заблуждения лекаря, который ограничивается лечением брыжейки, пренебрегая печенью.

Доказательством этого служат слова Галена: «Тот, кто принимается при этом заболевании лечить брыжейку и пренебрегает лечением печени, подобен человеку, который стал бы накладывать лекарственную повязку на ногу, расслабленную вследствие повреждения мозга, находящегося в спине, и пренебрег бы лечением источника и корня, то есть спинного мозга».

 

 Вот слова Галена; они связаны с предыдущим утверждением, ибо, как ты знаешь, нога не лишена естественных сил и силы движущей и чувствующей, источник которой находится в спинном мозгу. Различие между естественной силой ноги и силой спинного мозга состоит лишь в том, что чувствующая и движущая сила является для одного из этих органов первичной, а для другого — вторичной.

Так же обстоит дело и с брыжейкой: она тоже не лишена силы, хотя источником ее является печень. Да и как может быть иначе, если брыжейка есть некое орудие, то есть совокупность естественных орудий, при помощи, которых печень привлекает вещества издалека, а не путем местного движения, как мышцы. Брыжейка в большинстве случаев не лишена силы, которая распространяется по ней и встречает вещество, подвергающееся воздействию, как железо испытывает воздействие магнита и притягивает другое железо; притягивает его и воздух, находящийся между железом и магнитом, как думает большинство исследователей.

 


Нравится

Форма входа

Кто на сайте

Сейчас 197 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте